Опубликовано: 27 May 2010

Хуцаев и другие против России

Резюме судебных дел

№ 16622/05
Дата решения: 27 мая 2010 г.

Факты

Заявителями являются десять российских граждан из двух семей, проживающих в селе Гехи, Чечня, чьи родственники исчезли после задержания российскими государственными служащими. По словам заявителей и предоставленным свидетельским показаниям, рано утром 16 декабря 2001 года группа вооруженных людей в масках и камуфляжной форме ворвалась в каждый из домов, не представляясь и не предъявляя каких-либо документов. Заявители сказали, что цель состояла в проведении проверки личности. Так как вооруженные люди говорили по-русски без акцента, заявители предположили, что это были российские военнослужащие. Они избили нескольких членов двух семей, обыскали их дома и забрали их имущество, включая деньги, продукты питания и ценности. Они забрали Беслана и Мовсара Хуцаева и Адама Дидаева и увезли на военных автомобилях, припаркованных поблизости. С 16 декабря 2001 года заявители искали своих родственников. Они неоднократно обращались лично и в письменной форме в различные государственные органы с подробным описанием обстоятельств задержания их родственников и с просьбой о помощи в установлении их местонахождения. В феврале 2002 года районный прокурор возбудил уголовное дело. В апреле 2002 года были найдены останки трех мужчин, по одежде которых родственник опознал в них Беслана и Мовсара Хуцаева. Прокурор предпринял ряд следственных действий, однако расследование приостанавливалось и возобновлялось несколько раз в связи с невозможностью установления лиц, виновных в совершении преступления.

Решение ЕСПЧ

Суд установил факт нарушения статьи 2 по отношению ко всем трем родственникам заявителей. Тот факт, что большая группа вооруженных людей, одетых в униформу и оснащенных военной техникой, имела возможность свободно передвигаться через военные блокпосты во время комендантских часов и проверять документы, удостоверяющие личность, а также задержала несколько человек в их домах, решительно поддерживает утверждение заявителей о том, что это были государственные военнослужащие, проводящие операцию по обеспечению безопасности. Так как не было никаких известий о родственниках заявителей после их задержания, и Правительство не представило никакого объяснения относительно того, что случилось с ними после их ареста, Суд пришел к выводу, что они должны были быть признаны погибшими после их задержания, и что ответственность за их гибель может быть возложена на Государство.

Суд также постановил, что расследование фактов исчезновения родственников заявителей было неэффективным и недостаточным, что является нарушением статьи 2 по процедурным основаниям.

Кроме того, Суд установил нарушение статьи 3 по трем аспектам. Во-первых, Суд отметил, что трое из заявителей и родственников заявителей были избиты во время их ареста, и хотя заявители информировали следственные органы о нанесенных похитителями травмах, власти не проводили медицинскую экспертизу в течение пяти лет после этого события. Таким образом, было установлено, что трое из заявителей и родственники заявителей испытывали страдания из-за бесчеловечного обращения в нарушение статьи 3. Во-вторых, недостатки в расследовании жалоб заявителей на исчезновение родственников применяются также к жалобам на жестокое обращение, что, таким образом, является нарушением процессуального аспекта статьи 3. И, наконец, Суд признал, что, как близкие родственники исчезнувших лиц, которые были свидетелями их похищения, заявители (за исключением невестки Беслана и Мовсара Хуцаева) перенесли моральные страдания в результате исчезновения родственников и неспособности Государства расследовать его должным образом.

Суд отметил, что отсутствие записей о задержании и неспособность властей провести тщательное и незамедлительное расследование жалоб заявителей на то, что их родственники были задержаны и увезены при угрожающих жизни обстоятельствах, представляет собой нарушение статьи 5.

Суд установил еще один факт нарушения статьи 8 и статьи 1 Протокола № 1 в том, что военнослужащие не предъявили ордер на обыск и не указали какие-либо причины проведения обыска в доме заявителей и изъятия их собственности, и Правительство не представило никаких обоснований правомерности этих действий. И наконец, Суд установил факт нарушения статьи 13 о праве на эффективное средство правовой защиты в совокупности со статьями 2, 8 и статьей 1 Протокола 1.

Суд постановил выплатить 65 000 евро совместно родителями, братьям и сестрам Беслана и Мовсара Хуцаева, по 12 000 евро отцу Беслана и Мовсара Хуцаева и отцу и сестре Адама Дидаева, и 65 000 евро совместно родителям и сестрам Адама Дидаева в качестве компенсации морального ущерба.

.