Опубликовано: 8 Apr 2010

Садулаева против России

Резюме судебных дел

38570/05
Дата решения: 08 апреля 2010 г.

Факты

Сын заявительницы исчез 9 декабря 2002 года, когда он был остановлен для проверки документов российскими военнослужащими на мобильном военном блокпосту по пути к себе домой. Двое знакомых, проезжающих в автобусе и также остановленных на блокпосту, были свидетелями ареста сына заявительницы. С тех пор сын заявительницы пропал без вести. Сразу же после этих событий, заявительница обращалась лично и в письменной форме в различные государственные органы, чтобы узнать о судьбе своего сына. Уголовное дело по факту исчезновения сына заявительницы было возбуждено 31 января 2003 года, но расследование по делу в ближайшие годы приостанавливалось и возобновлялось несколько раз, и следственные органы так и не смогли установить ни местонахождение сына заявительницы, ни личности виновных в его похищении.

Решение ЕСПЧ

Суд отметил, что никаких известий о сыне заявительницы не было с момента его похищения. Его имя не было обнаружено ни в одном официальном списке содержащихся под стражей, и Правительство не представило каких-либо объяснений по поводу того, что случилось с ним после его ареста. Суд установил, что в контексте конфликта в Чечне, задержание человека  неустановленными военнослужащими без последующего признания задержания, представляет угрозу для жизни, и отсутствие сына заявительницы и каких-либо сведений о нем в течение более семи лет подтверждает это предположение. Суд постановил, что сын заявительницы должен быть признан погибшим после его тайного задержания государственными служащими, и установил факт нарушения статьи 2.

Суд также постановил, что власти не провели эффективного уголовного расследования обстоятельств исчезновения сына заявительницы, в нарушение процессуального аспекта статьи 2.

В отношении страданий заявительницы, перенесенных в результате исчезновения ее сына, Суд постановил, что они приравниваются к бесчеловечному обращению в нарушение Статьи 3.

Учитывая, что сын заявительницы был подвергнут тайному задержанию без каких-либо гарантий для защиты, содержащихся в статье 5, это представляло собой особо серьезное нарушение права на свободу и личную неприкосновенность, гарантированного этим положением.

Наконец, Суд установил нарушение статьи 13 в совокупности со статьей 2, по причине невозможности для заявительницы установить и наказать виновных.

Суд постановил выплатить заявительнице 60 000 евро в качестве компенсации морального ущерба.

.