Трансгендерный заявитель EHRAC начал новую жизнь в Бельгии после отказа в признании своей идентичности в Грузии

Опубликовано: 25 Aug 2020

(PHOTO: ZURAB KURTSIKIDZE / EPA / CORBIS)

EHRAC получил новости о том, что Бельгия предоставила статус беженца одному из его заявителей, трансгендерному мужчине, на основании дискриминации и жестокого обращения, которым он подвергался в Грузии. Вместе с Группой поддержки женских инициатив (Women’s Initiatives Supporting Group, WISG, Тбилиси) EHRAC представляет “A.K.”, сохраняющего анонимность, в деле, которое ожидает решения в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ), об отказе властей Грузии в юридическом признании его гендера.

Власти Бельгии предоставили A.K. статус беженца на пять лет. Со времени переезда в Бельгию А.К. смог изменить гендерный маркер в своем бельгийском удостоверении личности. Это значит, что его юридическая идентичность теперь совпадает с гендером, с которым он себя идентифицирует. Теперь он может пройти в Бельгии необходимое медицинское лечение для подготовки к трансгендерному переходу. Также A.K. и его партнерка планируют пожениться в этом году. По грузинскому законодательству они не смогли бы этого сделать.

Власти Грузии отказывали А.К. в юридическом признании гендера как трансгендерному мужчине на основании того, что он еще не прошел хирургическую коррекцию пола. Невозможность изменить гендерный маркер в грузинском паспорте имела серьезные, многочисленные и остро ощущаемые последствия. Живя в Грузии, он почти каждый день сталкивался с дискриминацией и жил в постоянном страхе оказаться разоблаченным как трансгендерный человек.

«Каждый может вспомнить такой момент, который разделил жизнь на до и после. Мы с женой пережили такой момент. На родине моя жизнь была кошмаром. Каждый день состоял из страха, страха за свою жизнь и само существование. Я боялся заболеть. Когда я болел, каким бы тяжелым ни было состояние, я не ходил к врачу. При подаче заявления о приеме на работу я придумывал столько отговорок, что писатели позавидовали бы моему воображению. Каждый день я боролся за право жить.

 

После того, как я уехал из страны, я понял, что все может быть совсем иначе. Я пошел к врачу и получил квалифицированную медицинскую помощь. Я получил документ, за который в своей стране я сражался годами. Я учусь. Я могу получить доступ ко всему, о чем я даже мечтать не мог в Грузии. Я готовлюсь официально жениться! Я свободен. Меня не преследуют. Мне не угрожают. Я нормально сплю. Мои мысли больше не заняты поиском убежища. Теперь я позволяю себе думать о будущем. Мы с женой родились заново [в Бельгии]!»

‘AK’, заявитель.

EHRAC и WISG подали жалобу в ЕСПЧ от имени A.K. в 2017 году. Согласно национальному законодательству Грузии, лицо может запросить внести изменения в запись акта гражданского состояния на основании “смены пола” — термина, который не определен законом. Хирургическая коррекция пола в грузинской государственной системе здравоохранения не предусматривается. Таким образом, A.K. был фактически лишен возможности получить юридическое признание гендера в Грузии. Суд ранее постановил в деле против Франции в 2017 году, что требование пройти хирургическую коррекцию пола для юридического признания гендера — это нарушение права на уважение частной и семейной жизни (Статья 8 Европейской конвенции по правам человека).

ЕСПЧ объединил дело A.K. вместе с еще одним делом о юридическом признании гендера в Грузии. EHRAC и WISG представляют A.Д., трансгендерного мужчину, который также сохраняет анонимность. Как и в случае A.K., несоответствующий гендерный маркер в документах A.Д. серьезно мешает ему в повседневной жизни и имеет значительные негативные последствия для его душевного здоровья. Все процедуры в отношении обоих заявителей были завершены, и заявители ожидают решения.

В октябре 2019 года EHRAC и Ассоциация молодых юристов Грузии (GYLA) подали жалобу от имени третьего трансгендерного мужчины из Грузии, Николо Гвиниашвили, которому также было отказано в юридическом признании гендера. Он тоже столкнулся с трансфобными предубеждениями, дискриминацией и притиснениями в ходе борбы за юридическое признание гендера.

В каждом из этих дел заявители утверждают, что отказ государства уважать их гендерную идентичность нарушает их право на уважение частной и семейной жизни (Ст. 8), и что неспособность государства внедрить понятный и эффективный механизм изменения гендерного маркера для трансгендерных людей (и предполагаемое условие пройти хирургическое вмешательство для его юридического признания) является бесчеловечным и унижающим достоинство обращением (Ст. 3). Заявители также утверждают, что Грузия нарушила право на защиту от дискриминации (Ст. 14) в отношении трех заявителей.

Несмотря на введение антидискриминационного законодательства, Грузия остается социально консервативной страной, и дискриминация в отношении ЛГБТИ+-людей не перестала быть системной проблемой. В недавнем докладе правозащитная группа ILGA-Europe (Брюссель) поместила Грузию на 30-е место из 49 стран в рейтинге защиты ЛГБТИ+-людей. В сентябре 2019 года Комитет министров Совета Европы выразил “обеспокоенность” тем, что в Грузии до сих пор есть “ряд серьезных системных недостатков в законодательстве и его применении по вопросам дискриминации и преступлений на почве ненависти, особенно в отношении ЛГБТИ-людей”, включая отсутствие защиты со стороны государства в связи с отмененной акцией “Прайд Тбилиси” в прошлом году.

.