Европейский Суд принимает меры, чтобы обеспечить справедливость в отношении жертв захвата школы в Беслане

Опубликовано: 2 Jul 2015

Мемориал погибшим в Беслане
Мемориал погибшим в Беслане

Сотни жертв захвата школы в Беслане сегодня стали на шаг ближе к справедливости, после того как Европейский Суд по правам человека разрешил возбудить дело по поводу их претензий к России. Суд объявил приемлемыми жалобы около 400 заявителей против России, которые предполагают нарушение их права на жизнь до, во время и после захвата. 1 сентября 2004 года – традиционно это первый день учебного года в России и национальный День знаний – 1128 человек (из них 886 дети) были взяты в заложники в Бесланской школе № 1 (Северная Осетия) вооруженными чеченскими сепаратистами. Их удерживали в течение трех дней до тех пор, пока школа не была взята штурмом российскими войсками. В результате столкновений погибли 331 человек (в том числе 186 детей), остальные получили многочисленные травмы. Решение суда свидетельствует о прогрессе в деле правовой защиты для жертв и их семей.

Европейский центр по правам человека (EHRAC), расположенный в Мидлсекском университете, и Правозащитный центр «Мемориал» в России представляют интересы 346 заявителей, включая выживших заложников и их родственников, которые обратились в Европейский Суд.

Заявители держат фотографии своих погибших членов семьи во время слушания их дела в Европейском суде
Заявители держат фотографии своих погибших членов семьи во время слушания их дела в Европейском суде

Дело «Тагаевой и других против России» было подано в июне 2007, а заслушано в палате Европейского Суда в октябре 2014 года, только через десять лет после захвата. Устные слушания в Европейском суде проводятся только в исключительных случаях, что указывает на серьезность произошедшего в Беслане.

Элла Кесаева является председателем комитета «Голос Беслана», общественной неправительственной организации, созданной для родственников погибших во время захвата; дочь Кесаевой была в заложниках и получила травмы. Выступая перед EHRAC в октябре 2014 года, она сказала:

«Ведь все видели своими глазами обстрел школы, была надежда, что все это признают. Но нас начали затыкать, прессовать. Тем не менее, ходили в суды как на работу. Годами ходили. Я пять лет не работала, ходила в судые. В итоге в 2007 году я подала в Страсбург.»

Важно отметить, что Суд счел приемлемыми аргументы заявителей о том, что Россия нарушила их право на жизнь, и в данный момент приступает к рассмотрению данных жалоб. Суд рассмотрит аргументы о том, что российские власти не предприняли разумных мер, чтобы предотвратить или свести к минимуму нападение; что контроль и планирование спасательной операции были неадекватными; что использование смертоносной силы было непропорциональным; и что расследование по факту гибели было неэффективным.

Джессика Гаврон, Юридический директор EHRAC, говорит: «Сегодняшнее решение суда – это акт в поддержку жертв, которые долго боролись, чтобы быть услышанными, и этот факт подчеркивает значение Европейского Суда по правам человека при рассмотрении серьезных нарушений прав человека».

«Нам не выплаты нужны, нам нужно решение.Детей не вернуть. Беслан остается и будущее неясно.… Необходимо решение Европейского суда, чтобы у людей была надежда, чтобы на него могли ссылаться.».

 

Выступление Эллы Кесаевой перед слушанием в палате Суда

.