Европейский суд по правам человека признал достаточными доказательства, представленные матерью по делу о пытках и гибели ее сына от рук российских силовиков

Опубликовано: 23 Jun 2020

Фото: Сергей Малгавко /ТАСС

23 июня 2020 года Европейский суд по правам человека постановил, что российские силовики несут ответственность за смерть задержанного, который, по их словам, совершил самоубийство, выпрыгнув из окна четвертого этажа отделения милиции в Кабардино-Балкарской Республике в 2007 году. Суд признал, что мать Зейтуна Гаева «представила достаточные доказательства [которые не были убедительно опровергнуты властями], что [ее сын] погиб от рук полиции». Суд также установил, что расследование его смерти российскими властями было неэффективным.

Вскрытие, проведенное после смерти Зейтуна, показало, что он умер от травм, нанесенных за несколько часов до смерти, и, которые, судя по всему, свидетельствуют о пытках. Суд установил «вне всякого разумного сомнения », что он подвергался пыткам со стороны силовиков во время содержания под стражей.

EHRAC вместе с Правозащитным центром «Мемориал» представлял в Суде мать Зейтуна Асли Гаеву.

Что произошло с Зейтуном Гаевым?

15 ноября 2007 года около семи часов вечера машину, в которой Зейтун Гаев и его знакомый ехали из Нальчика в село Герпегеж, остановили милиционеры. Оба мужчины были задержаны и доставлены в Управление по борьбе с организованной преступностью в Нальчик.

Знакомого Зейтуна освободили на следующий день, и он вернулся домой. Самого Зейтуна перевели в отдел милиции в Нальчике, где тот оставался под стражей.

Вечером 15 ноября два брата Зейтуна вместе с адвокатом пытались навестить его в милицейском участке. Сотрудники утверждали, что Зейтуна там не было, хотя его машина стояла во дворе. Позднее его братья и адвокат обратились в городскую прокуратуру Нальчика с жалобой на непризнанное задержание Зейтуна. Дежурный позвонил в Управление по борьбе с организованной преступностью и получил неофициальное подтверждение, что Зейтун содержится в участке.

На следующий день в два часа дня сотрудники Управления по борьбе с организованной преступностью прибыли в дом родителей Зейтуна и произвели там обыск. По всей видимости, они искали оружие. Отец Зейтуна смог недолго поговорить со своим сыном по телефону сотрудника, ответственного за обыск. Он запомнил, что голос его сына был очень слабым, и он едва мог говорить. Оружия в доме не нашли.

После обыска родители Зейтуна обратились в милицию с заявлением о том, что их сын, скорее всего, подвергался жестокому обращению в участке.

16 ноября 2007 года в восемь вечера брат Зейтуна отправился в участок, чтобы передать ему пакет с едой. Дежурный согласился передать еду Зейтуну. Когда брат спросил, выглядел ли Зейтун так, как будто его избили, сотрудник сказал, что тот выглядел «как обычно».

Через два часа Асли Гаевой позвонили из милиции и сообщили, что ее сын покончил жизнь самоубийством, выпрыгнув из окна четвертого этажа отдела милиции.

Была проведена посмертная экспертиза, чтобы установить причину смерти Зейтуна. Патологоанатом обнаружил, что Зейтун получил многочисленные травмы и что его смерть наступила в результате «тупой сложной травмы головы, тела и конечностей», сопровождавшейся другими ранениями.

По словам эксперта, травмы Зейтуна «образовались в результате неоднократных ударов твердыми тупыми предметами, каковыми могли быть пальцы, сжатые в кулак, обутая нога, палка или иные предметы с подобными свойствами ». Эти травмы были нанесены за 6-12 часов до смерти.

Изначально районное следственное управление по незвестным  причинам решило не возбуждать дело по факту смерти Зейтуна. Это решение позже было пересмотрено, и 15 декабря 2007 года уголовное дело было возбуждено.

В период 2007-2008 годов следователи допросили ряд свидетелей.

В 2009 году следствие несколько раз приостанавливалось и возобновлялось из-за невозможности установить лиц, причастных к преступлению.

Важным этапом стал приказ заместителя прокурора Кабардино-Балкарской Республики «устранить нарушения федерального законодательства, допущенные в ходе предварительного следствия». Он раскритиковал расследование и приказал предпринять ряд мер, в том числе точно установить, что случилось с Зейтуном в милицейском участке. Несмотря на это, 25 октября 2009 года расследование было снова прекращено.

Прошло семь лет, прежде чем это решение было отменено, и в 2016 году разбирательство было вновь возобновлено. Уголовное дело все еще расследуется.

Что постановил Суд?

Российское правительство не оспарило обвинения, выдвинутые матерью Зейтуна в связи со смертью ее сына, и не представило правдоподобного объяснения или альтернативной версии рассматриваемых событий. Поэтому Суд пришел к выводу, что имеются достаточные основания для признания государства ответственным за смерть Зейтуна в соответствии с материально-правовым аспектом Статьи 2 Европейской конвенции по правам человека (ЕКПЧ) о праве на жизнь.

Расследование смерти Зейтуна продолжается уже более десяти лет, и никаких результатов достигнуто не было. Следователи не предприняли ключевые меры, чтобы установить, что с ним случилось в отделении милиции. Несмотря на прямые указания, не были собраны важные доказательства. В связи с этим Суд установил, что расследование было неэффективным и, следовательно, нарушило процессуальный аспект Статьи 2.

Российские власти также не смогли должным образом объяснить травмы, которые Зейтун получил в заключении. Власти не отрицали, что он был здоров, когда его арестовали, и не отрицали, что на его теле были обнаружены многочисленные травмы, подтвержденные вскрытием. Таким образом, Суд смог установить «вне всяких разумных сомнений», что Зейтун подвергался пыткам в заключении в нарушение Статьи 3 ЕКПЧ.

Материалы уголовного дела подтверждают утверждение заявительницы о том, что Зейтуна задержали незаконно. В своей критике предварительного расследования заместитель прокурора Кабардино-Балкарии прямо написал, что Зейтун был «незаконно задержан». Таким образом, Европейский суд смог установить нарушение права на свободу и личную неприкосновенность в соответствии со Статьей 5 ЕКПЧ.

Суд обязал Россию выплатить Асли Гаевой 80,000 евро в качестве компенсации морального вреда.

.