Владелица армянского ЛГБТ+ клуба ищет справедливости в Европейском суде по правам человека после поджога, совершенного неонацистами

Опубликовано: 3 Dec 2020

На стенах ереванского клуба DIY нарисовали свастику после поджога в мае 2012 года (ФОТО: ianyanmag.com)

Клуб DIY в Ереване когда-то был популярным местом среди сообщества ЛГБТ+ Армении и одним из немногих общественных мест, доступных представителям сексуальных меньшинств в этой глубоко консервативной стране.

Однако 8 мая 2012 года около 5 часов утра группа мужчин с неонацистскими связями устроила в клубе взрыв.

Совладелица DIY Армине «Цомак» Оганезова — известная участница армянского сообщества ЛГБТ+. EHRAC и Pink Armenia представляют Цомак в Европейском суде по правам человека, помогая ей добиться правосудия.[i]

Цомак утверждает, что она подверглась жестокому обращению (Статья 3 Европейской конвенции о правах человека) и вмешательству на ее право на уважение частной жизни (Статья 8) в результате поджога и последовавших систематических угроз, унижений и нападений на почве ненависти. Она также утверждает, что против нее осуществлялась дискриминация  по признаку сексуальной ориентации, и что расследование устроенного взрыва и поджога, а также полная неспособность властей расследовать и эффективно защитить ее от последовавшей кампании насилия и запугивания, были настолько безрезультатны, что ей пришлось покинуть страну в целях безопасности (Статья 14 в сочетании со Статьями 3 и 8).

После того, как Цомак публично выступила с критикой ситуации с правами человека в Армении, она подверглась запугиванию, угрозам, агрессии в интернете и нападкам на почве сексуальной ориентации.

Накануне поджога группа мужчин ворвалась в клуб DIY и начала нападать и запугивать сотрудников. На нападавших были куртки с эмблемой известной фашистской группировки «Черные вороны Армении».

Несколько часов спустя в клубе разразился пожар.

Полицейские прибыли на место происшествия, но уехали, не задав никаких вопросов. Судебные эксперты быстро заявили, что отпечатков пальцев найдено не было.

Позже к Цомак обратились сотрудники соседнего заведения, у которых были записи поджога с камер наблюдения. Коллега Цомак узнал на видео одного из нападавших — это был один из двух братьев, которые ворвались в бар ранее. Они вызвали полицию, и записи с камер наблюдения забрали в качестве улики.

Удивительным образом одного из подозреваемых освободили под залог, внесенный двумя депутатами из партии Армянская революционная федерация «Дашнакцутюн». Один из этих депутатов позже объяснил свою поддержку братьев, которые, по его словам, «действовали в контексте нашего общества и национальной идеологии, правильно». Цомак, согласно его описанию, принадлежит к «тем, … [кто] разрушает армянское общество».

В июле 2013 года армянский суд признал обоих братьев виновными в поджоге, назначив им два года лишения свободы условно. Гомофобная ненависть, которая была центральным мотивом преступления, не принималась судом во внимание, так как армянское законодательство не признает сексуальную ориентацию одним из возможных оснований преступлений на почве ненависти.

Цомак подала апелляцию, утверждая, что приговор суда был слишком мягким и не принимал во внимание ключевой элемент гомофобной ненависти. Ее заявление было отклонено, и неизменная снисходительность приговора дала суду возможность помиловать нападавших в октябре 2013 года.

В дни и недели после поджога, совершенного нападавшими, связанных с «Черными воронами», против Цомак и клуба DIY началась кампания ненависти, состоящая из угроз, унижений и преследований. На обугленных стенах клуба оставили изображения свастик и угрозы смерти. Мебель разломали и облили краской. Цомак лично подвергалась оскорблениям, в нее плевали и угрожали расправой, если она снова откроет клуб.

По мере того как нападения и преследования ожесточались, вице-спикер парламента Армении выразил поддержку двум братьям в их действиях «против гомосексуалистов, создавших в нашей стране логово извращений», и назвал их «совершенно правильными и оправданными».

Цомак была напугана, так как ее друзья и семья также стали жертвами нападений. Несмотря на ее неоднократные заявления о насилии и преследованиях, полиция бездействовала, в то время как депутаты и СМИ с одобрением называли кампанию поджогов и ненависти проармянской.

Жизнь Цомак в Ереване стала невыносимой. Ее сестре угрожали и уволили с работы, так как ее руководитель боялся преследований из-за ее связи с Цомак. Спустя несколько недель Цомак с сестрой поняли, что их единственный выход — покинуть Армению. Они уехали в Швецию, где Цомак попросила об убежище и где проживает в настоящий момент.

В июле 2020 года EHRAC ответил на замечания правительства Армении по делу Цомак.

Ранее власти признали, что законодательство Армении о преступлениях на почве ненависти несовершенно, и утверждали, что в этом была причина неэффективного расследования. Они не оспаривали утверждения Цомак и признали, что она стала жертвой преступления на почве гомофобной ненависти.

EHRAC повторил утверждение о том, что Цомак подверглась согласованной кампании словесной и физической гомофобии, что представляет собой бесчеловечное обращение. Кроме того, она подвергалась дискриминации от того, что ее обидчики получили официальную поддержку, а государство не смогло защитить ее. EHRAC утверждал, что законодательство и власти не признали того, что она обладает правами на защиту.

В данный момент дело Цомак ожидает решения.

В Армении все так же распространены случаи гомофобии, и власти неоднократно отказывались проводить эффективные расследования насилия в отношении представителей ЛГБТ+. Предложенный законопроект, направленный на решение вопросов равенства, недавно подвергся критике, поскольку он не включает сексуальную ориентацию и гендерную идентичность как основания для защиты от дискриминации.

 


[i] С этим делом изначально работал центр Interights.

 

.