Опубликовано: 29 Mar 2011

Эсмухамбетов и другие против России

Резюме судебных дел

23445/03
Дата решения: 29 марта 2011 г.

Факты

Заявителями являются 27 российских граждан, которые проживали в селе Коги Чеченской Республики. 12 сентября 1999 года авиационный удар, осуществленный двумя военными самолетами, привел к разрушению домов заявителей и гибели членов семьи пяти заявителей. Один из заявителей был свидетелем смерти своей жены и двух малолетних сыновей. После воздушного нападения заявители неоднократно обращались в несколько государственных органов за возмещением ущерба. Уголовное дело было возбуждено в январе 2002 года, но было прекращено в сентябре 2005 года из-за отсутствия состава преступления, наказуемого в соответствии с законодательством Российской Федерации. В решении было сказано, что приказ бомбить село был оправдан необходимостью предотвращения террористических актов. В отдельных гражданских процессах трое из обратившихся родственников получили компенсацию в размере 1500 и 500 евро.

Решение ЕСПЧ

Суд постановил, что имело место нарушение статьи 2 Конвенции в связи с гибелью родственников пяти заявителей, заключавшееся в том, что Правительство не смогло продемонстрировать, что оно тщательно оценило ситуацию для того, чтобы избежать или свести к минимуму риск потери жизней. Суд усомнился в том, почему Правительство России не могло достичь преследуемой цели любыми другими средствами, в частности, с помощью наземных войск.

Кроме того, Суд установил факт нарушения статьи 2 в неспособности властей провести адекватное и эффективное расследование случаев гибели родственников пяти заявителей.

Также был установлен факт нарушения статьи 8 и статьи 1 Протокола № 1 в виде разрушения ряда зданий в деревне Коги. Акт подавления терроризма, о котором говорится Правительством, не определял с достаточной ясностью его объем и порядок осуществления для того, чтобы обеспечить индивидуальную адекватную защиту от произвола, таким образом, он не может служить в качестве правовой основы для вмешательства в права заявителей в соответствии с этими положениями.

Что касается эффективности имеющихся средств правовой защиты, Суд установил факт нарушения статьи 13 в совокупности со статьей 2 в отношении заявителей, чьи родственники погибли, и факт нарушения статьи 13 в совокупности со статьей 8 и статьей 1 Протокола 1 в отношении всех заявителей.

Суд постановил, что первый заявитель, г-н Эсмухамбетов, который был свидетелем гибели всей своей семьи, испытал страдания, которые приравниваются к нарушению статьи 3, но отклонил подобное заявление в отношении других заявителей, которые не были свидетелями гибели своих родственников.

Суд присудил выплатить 41000 евро первому заявителю, 39000 евро второму и третьему заявителям и 38000 евро каждому из остальных заявителей в качестве компенсации материального ущерба; 120 000 евро первому заявителю, 30 000 евро второму заявителю, 60 000 евро третьему заявителю, по 15000 евро 13-му и 22-му заявителям и 10 000 евро каждому из остальных заявителей в качестве компенсации морального ущерба.

Комментарий

Правительство России поставило под сомнение приемлемость предполагаемого нарушения статьи 2, отметив, что соответствующие заявители не могли до сих пор утверждать, что являются «жертвами» такого нарушения, так как получили первоначальную выплату компенсации. Суд повторно подчеркнул, что при том, что компенсация за ущерб, вытекающий из нарушения статьи 2, должна быть доступна в рамках компенсационных мер, нарушения статьи 2 в случаях нападения со смертельным исходом государственными служащими не могут быть устранены только путем компенсации ущерба родственникам жертв. «Если власти могут ограничить свою реакцию на подобные инциденты простой выплатой компенсации, вместо того, чтобы принять достаточные меры для привлечения к ответственности и наказания виновных, это может привести к противоправному применению смертоносной силы государственными служащими, которые будут находиться в положении виртуальной безнаказанности».

.