Опубликовано: 15 Mar 2011

Цечоев против России

Резюме судебных дел

39358/05
Дата решения: 15 марта 2011 г.

Факты

Брат заявителя был задержан по подозрению в соучастии в похищении старшего брата генерального директора нефтяной компании. Заявитель утверждал, что, находясь в заключении с 23 октября 1998 года, его брат подвергался избиению и часто лишался предметов первой необходимости. В течение около 10 месяцев он содержался в различных следственных изоляторах. 23 августа 1999 года четверо мужчин по поддельным документам забрали брата заявителя из его камеры в следственном изоляторе, якобы для перевода его в другой изолятор. На следующий день брат заявителя был найден мертвым с огнестрельными ранениями в голову. Тело было опознано по его отпечаткам пальцев.

После обнаружения тела, было возбуждено уголовное дело. При том, что многие имеющие значения действия были предприняты для обеспечения успешного расследования, включая немедленное возбуждение дела, эффективное уведомление и допрос соответствующих членов семьи, а также получение заключений судебно-медицинской и баллистической экспертиз, имел место целый ряд нарушений. Несколько документов, касающихся расследования, не были приобщены к делу, а многие другие документы были потеряны или украдены. Следует отметить, что государственные служащие (и бывшие государственные служащие) были недостаточно допрошены с точки зрения их роли в координации и управлении задержанием брата заявителя и передвижениями между следственными учреждениями. Расследование по факту его убийства неоднократно приостанавливалось в связи с невозможностью установления личностей  подозреваемых и снова возобновлялось. Заявитель неоднократно обращался в Генпрокуратуру с жалобами на неэффективность расследования.

Решение ЕСПЧ

Суд постановил, что представлено недостаточно доказательств того, что люди, которые похитили и убили брата заявителя, были государственными служащими, или что существовала предсказуемая, реальная и непосредственная угроза для его жизни, когда он был передан тем мужчинам. Следовательно, Суд пришел к выводу, что нарушение по существу статьи 2 Конвенции в отношении брата заявителя (включая прямые обязательства Государства по защите лиц в случае опасности) отсутствовало.

Однако Суд постановил, что имело место нарушение в отношении процессуального аспекта статьи 2, учитывая неэффективность расследования обстоятельств смерти брата заявителя. Суд подчеркнул тот факт, что допрос государственных служащих был проведен некачественно, расследование не учло очевидных факторов проведения эффективного допроса. Соответствующий допрос государственных служащих мог бы обеспечить важные улики в отношении обстоятельств дела и личностей похитителей, особенно доказательства причастности тех, кто имел доступ к бумагам, разрешающим предыдущие переводы брата заявителя.

Суд постановил выплатить заявителю 15 000 евро в качестве компенсации морального ущерба.

.