Опубликовано: 22 Apr 2010

Хатуева против России

Резюме судебных дел

№ 12463/05
Дата решения: 22 апреля 2010 г.

Факты

Муж заявительницы был задержан силами безопасности утром 2 августа 2004 года в поселке для вынужденных переселенцев из Чечни в Ингушетии, где он проживал вместе с заявительницей и их детьми. Согласно представленным данным заявительницы, которые были подтверждены заявлениями свидетелей и не опротестованы Правительством, ее муж был доставлен в районный отдел внутренних дел, а оттуда в местное отделение Федеральной службы безопасности (ФСБ). Никаких официальных обвинений против него выдвинуто не было, и с того дня его никто больше не видел.

Заявительница неоднократно обращалась в различные государственные органы, жалуясь на похищение своего мужа. 20 августа 2004 года районная прокуратура возбудила уголовное дело по факту указанных событий. Спустя несколько дней заявительнице был предоставлен статус потерпевшей. В период с августа 2004 года по февраль 2008 года расследование приостанавливалось и возобновлялось несколько раз. Однако выяснить, что случилось с мужем заявительницы и установить лиц, причастных к его исчезновению, не удалось.

Решение ЕСПЧ

Принимая во внимание предыдущие дела в отношении исчезновения людей в Чечне и Ингушетии, Суд пришел к выводу, что в контексте ситуации в регионе, задержание лица неустановленными военнослужащими без последующего признания факта задержания может считаться опасным для жизни. Ввиду отсутствия мужа заявителя и каких-либо сведений о нем в течение нескольких лет, и учитывая неспособность Правительства обосновать его исчезновение, Суд пришел к выводу, что муж заявительницы должен считаться погибшим после его непризнанного задержания государственными военнослужащими, и что его смерть может быть возложена на Государство. Соответственно, был установлен факт нарушения статьи 2.

Суд постановил, что имело место также нарушение статьи 2 по причине неспособности властей провести эффективное расследование обстоятельств исчезновения мужа заявительницы.

Суд отметил, что заявительница испытывала стресс и страдания в результате исчезновения ее мужа и своей неспособности выяснить, что случилось с ним. Кроме того, характер рассмотрения ее жалоб властями приравнивается к бесчеловечному обращению в нарушение статьи 3.

Суд пришел к выводу, что муж заявительницы был подвергнут тайному задержанию без каких-либо гарантий для защиты, содержащихся в статье 5, что представляет собой особо серьезное нарушение права на свободу и личную неприкосновенность, закрепленного в этой статье.

Наконец, Суд постановил, что, так как расследование уголовно дела по факту исчезновения мужа заявительницы было неэффективным, а эффективность любого другого средства правовой защиты, которое могло существовать, включая гражданско-правовые средства защиты, предложенные Правительством, была подорвана, Государство не выполнило свои обязательства в соответствии со статьей 13 Конвенции, что являлось нарушением в совокупности со статьей 2.

Суд постановил выплатить заявительнице 60 000 евро в качестве компенсации морального ущерба.

.