Опубликовано: 5 May 2009

Халитова против России

Резюме судебных дел

№ 39166/04
Дата решения: 05 мая 2009 г.

Факты

11 сентября 2000 года муж заявительницы был убит, когда группа вооруженных мужчин на двух бронетранспортерах открыла огонь на сельскохозяйственных полях возле села Гойское, Чечня. Очевидцы идентифицировали вооруженных людей, как российских военнослужащих. Согласно информации, полученной от Правительства, прокуратура возбудила уголовное дело 12 сентября 2000 года, а также осмотрела место преступления, где были найдены пятна крови, следы телесных повреждений, а также многочисленные гильзы по обе стороны реки и следы шин.

С 1 октября 2003 года прокуратура приостановила расследование ввиду того, что личности преступников не могли быть установлены. Заявительница не была проинформирована об этом решении. Позже расследование возобновлялось и приостанавливалось несколько раз. Заявительнице был предоставлен статус потерпевшей 26 февраля 2004 года, но было отказано в доступе к материалам дела. Ее апелляционная жалоба прошла через все судебные инстанции и каждой из них была отклонена.

Решение ЕСПЧ

При рассмотрении статьи 2 Суд признал доводы заявительницы, отметив ряд ключевых фактов, которые указывали на вину государственных служащих в убийстве ее мужа. Суд счел, что «в ситуации, когда группа вооруженных людей могла свободно передвигаться на тяжелой военной технике, а также открывать огнестрельный огонь средь бела дня на территории, которая находилась под контролем федеральных сил, и, в частности, в непосредственной близости от федеральной воинской части, Суд не может не прийти к выводу, что эти люди были государственными служащими». Ввиду отсутствия каких-либо правдоподобных объяснений со стороны Правительства, Суд постановил, что имело место нарушение статьи 2.

Кроме того, суд постановил, что расследование уголовного дела по факту гибели мужа заявительницы было неэффективным в нарушение процессуального аспекта статьи 2. В частности, тот факт, что не было предпринято никаких значимых усилий для установления возможной причастности федеральных военнослужащих, несмотря на убедительные доказательства, и период сроком более трех лет, прежде чем заявительнице был предоставлен статус потерпевшей, не были совместимы с процессуальными гарантиями статьи 2.

Суд также установил факт нарушения статьи 13 в совокупности со статьей 2, в том, что расследование уголовного дела по факту гибели мужа заявительницы было неэффективным, а эффективность любого другого средства правовой защиты, которое могло существовать, включая гражданско-правовые средства  защиты, была подорвана.

Суд постановил выплатить заявительнице 35 000 евро в качестве компенсации морального ущерба.

.