Опубликовано: 10 Jan 2019 | Роман Киселев

Хадиджа Исмаилова против Азербайджана

Резюме судебных дел

Инстанция: ЕСПЧ

Номера дел: 65286/13 и 57270/14

Дата решения: 10 января 2019 года

Факты

Заявительница Хадиджа Исмаилова – признанная журналистка из Азербайджана, чьи расследования разоблачали случаи коррупции и неправомерное давление среди членов правительства и администрации президента. В августе 2010 и июне 2011 года она публиковала и выступала соавтором статей о предполагаемом участии дочерей президента в различных коммерческих предприятиях, а в 2012 году заявила, что правительство предоставило высокоперспективную лицензию на добычу ресурсов горнопромышленному консорциуму, который контролировала семья президента. В марте 2012 года она получила письмо с угрозами с московского адреса, где от нее требовали прекратить свою деятельность. К письму прилагались скриншоты видео, снятого в ее спальне скрытой камерой, на которых она запечатлена во время сексуального акта со своим партнером. Эти изображения также были отправлены в две оппозиционные газеты, но те их не опубликовали. Два видео сексуального характера были опубликованы в интернет-изданиях, как и видео с кем-то похожим на заявительницу и несколько статей, содержащих нападки на нее. После проведения расследования со своими знакомыми она обнаружила, что в ее квартире без ее ведома и согласия неизвестные установили скрытые камеры, с помощью которых были сняты и распространены интимные видео. Они также обнаружили второй телефонный провод, ведущий из квартиры и подсоединенный к телефонной будке снаружи здания.

Было начато уголовное расследование, однако заявительница утверждала, что прокуратура отказалась провести даже простейшие и очевидные меры, чтобы определить личность преступников и привлечь их к ответственности. После того, как заявительница опубликовала пресс-релиз, содержавший ее претензии к расследованию, прокуратура обнародовала отчет о статусе расследования, раскрыв дополнительную конфиденциальную информацию о заявительнице.

Решение

Во-первых, Суд одноголосно постановил, что письмо с угрозами, съемка скрытой камерой и распространение видео сексуального характера касаются интимной сферы частной жизни заявительницы, и государство, согласно своему позитивному обязательству, должно было обеспечить наличие эффективного уголовного законодательства и проведение эффективного уголовного расследования. Он постановил, что власти не провели эффективное расследование в нарушение Ст. 8 ЕСПЧ: уголовное расследование было проведено с многочисленными недочетами и задержками; очевидные версии не прорабатывались; ключевые свидетели не были допрошены надлежащим образом; власти не установили, были ли эти действия мотивированы профессиональной деятельностью заявительницы; отправитель письма с угрозами не был определен, как и источник видео и личности тех, кто загрузил их онлайн. Суд таким образом постановил, что власти нарушили свое позитивное обязательство обеспечить эффективную защиту частной жизни заявительницы путем проведения эффективного уголовного расследования.

Во-вторых, в отношении опубликования прокуратурой отчета о статусе расследования, Суд установил нарушение Ст. 8, отметив, что разглашение конфиденциальной личной информации и «излишнее и неуместное разглашение конфиденциальных деталей личного характера» в отчете являлись посягательством на частную жизнь заявительницы, которое не было оправданным и не служило достижению какой-либо законной цели, принимая во внимание то, что именно вопрос о частной жизни заявительницы был ключевым в общем контексте дела. По словам Суда, «сама ситуация требовала от властей осторожного обращения, чтобы не усугублять уже существующее вмешательство в частную жизнь заявительницы», чего власти не выполнили.

В-третьих, учитывая сферу профессиональной деятельности заявительницы и ее журналистскую работу, Суд постановил, что имело место нарушение позитивного обязательства государства в соответствии со Ст. 10 защищать свободу выражения мнений. Суд обратил внимание на недочеты и задержки в проведении уголовного расследования, опубликованные газетные статьи, публичное разглашение дополнительной конфиденциальной информации властями, что усугубило ситуацию и «явно противоречило духу обеспечения безопасных условий для развития журнализма» (пункт 165).

Суд присудил 15 000 евро в качестве компенсации нематериального ущерба.

Комментарий

Важность этого дела явно демонстрируется большим количеством организаций, допущенных выступить в качестве третьих сторон по этому делу (краткое содержание их комментариев можно найти в пунктах 74-78 решения)

  • ПЕН-клуб
  • Privacy International
  • Article 19
  • Комитет по защите журналистов
  • Index on Censorship
  • International Media Support
  • Институт свободы и безопасности репортеров
  • Международное партнерство по правам человека
  • Американский ПЕН-центр
  • Front Line Defenders
  • «Канадские журналисты за свободу мнений»
  • Международная федерация прав человека
  • Всемирная организация против пыток
  • Норвежский Хельсинкский комитет
  • Human Rights House Foundation

Это решение подчеркивает исключительную важность независимой журналистики в демократическом обществе, подтверждая позитивное обязательство государств защищать журналистов от притеснений и нападений, в том числе обеспечивая эффективные расследования преступлений, совершенных против них. Заявительница продолжает сталкиваться с препятствиями в своей профессиональной деятельности. В декабре 2014 года ее арестовали, заключили под стражу и предъявили обвинение в доведении бывшего коллеги до попытки самоубийства, а в феврале 2015 года ей предъявили дополнительное обвинение в крупномасштабном хищении средств, нелегальном предпринимательстве, крупномасштабном уклонении от уплаты налогов и злоупотреблении властью. Все эти обвинения считаются сфабрикованными, а ее арест и заключение под стражу составляют еще одно дело, в данный момент ожидающее решения ЕСПЧ. Ее освободили в мае 2016 года. Сейчас ей запрещен выезд из страны, что явно имеет цель помешать ей вести дальнейшую профессиональную деятельности и наказать за ее резонансные журналистские работы. Это дело в данный момент ожидает решения ЕСПЧ.

Полный текст решения можно найти на HUDOC.

.