Опубликовано: 9 Jun 2005

Фадеева против России

Резюме судебных дел

№ 55723/00
Дата решения: 09 июня 2005 г.

Факты

С 1982 года заявительница и ее семья проживали в городе Череповец, крупнейшем центре по производству стали в России. Их муниципальная квартира располагалась в пределах полукилометра от металлургического комбината, в настоящее время управляемого ПАО Северсталь, крупнейшей в России сталелитейной компанией. В 2000 году власти подтвердили, что концентрация некоторых вредных веществ (включая дисульфид углерода и формальдегид) в атмосфере в пределах зоны в значительной степени превышают «максимально допустимый предел» (МДП), установленный законодательством Российской Федерации. В 1995 году заявительница подала иск в местный суд, требуя переселения за пределы зоны. Суд признал, что ее квартира была расположена в пределах «санитарно-защитной зоны», прилегающей к комбинату, которая разграничивает территорию, где загрязнение может быть чрезмерным и поэтому она должна быть свободной от жилой недвижимости. Суд пришел к выводу, что, в принципе, заявительница имеет право на переселение, но не вынес конкретного постановления на ее переселение, а потребовал от местных властей занести ее в первоочередной список ожидания жилья. 31 августа 1999 года Городской Суд отклонил дальнейшие действия заявительницы против муниципалитета и подтвердил, что она была занесена в «общий список ожидания». Затем местные суды установили, что в каких-либо дальнейших действиях нет необходимости, так как первоначальное решение было выполнено.

Решение ЕСПЧ

Суд пришел к выводу, что имело место нарушение статьи 8 Конвенции. Суд постановил, что воздействие на окружающую среду металлургического комбината Северсталь приравнивается к посягательству на жизнь заявительницы. Это посягательство может быть связано с Государством с учетом его прямых обязательств по регулированию частного сектора, объема воздействия металлургического комбината на Череповец и заинтересованности Государства в комбинате.

В то же время Суд пришел к выводу, что отказ в немедленном переселении заявительницы мог находиться в соответствии с законной целью (защита экономического благополучия в Вологодской области). Суд постановил, что Государство не создало справедливый баланс между интересами сообщества и эффективным осуществлением заявительницей ее права на уважение ее жилища и частной жизни. Занесение заявительницы в список ожидания не дал ей какой-либо реальной надежды на переселение из загрязненной зоны в обозримом будущем. Кроме того, Суд счел, что Государство не в полной мере участвовало в выполнении своих прямых обязательств в соответствии со статьей 8 по эффективному регулированию ситуации с металлургическим комбинатом.

Суд обязал Государство выплатить заявительнице сумму в размере 6000 евро в качестве компенсации морального ущерба. При этом Суд не вынес решения о переселении заявительницы – он считает, что это может быть одним из многих возможных решений.

Комментарий

Это дело подчеркивает широкую сферу применения статьи 8 и отмечает прямые обязательства государства в соответствии со статьей 8 – в частности, в том, что Государство должно регулировать ситуации, когда интересы частного лица пересекаются с правами человека в обществе. В своих первоначальных аргументах заявительница также указывала на факт нарушения статей 2 и 3. В отношении статьи 2 Суд пришел к выводу, что заявительница не сталкивалась ни с каким-либо «реальным и непосредственным риском», ни с физической угрозой ее жизни, и что вопросы, поднятые в соответствии со статьей 2, более уместно рассматривать в рамках статьи 8. Суд также установил, что отсутствуют доказательства, указывающие на то, что жилищные условия заявительницы приравниваются к обращению, не совместимому со статьей 3.

(Смотрите также дела Ледяева, Доброхотова, Золотарева и Ромашина против России)

.