Опубликовано: 4 Nov 2019 | Том Кирнан

Телекомпания “Рустави 2 Ltd” и другие против Грузии

Резюме судебных дел

Форум: ЕСПЧ
Номер дела: 16812/17
Дата решения: 18 июля 2019 года

Факты

Заявления подали две компании (первый и второй заявители) и двое частных лиц (третий и четвертый заявители, оба бывшие владельцы первого заявителя, частного оппозиционного телеканала ”Рустави 2”, и настоящие владельцы второго заявителя, телеканала “Сакартвело”).

Заявители утверждают, что с октября 2012 года по август 2015 года новоизбранное руководство Грузии проводило спланированную и агрессивную медиа-кампанию, ставящую под сомнение законность владения второго, третьего и четвертого заявителей активами первого заявителя. Заявители утверждали, что эта кампания привела к тому, что бывший акционер первого заявителя, действуя под давлением со стороны государства, инициировал судебное разбирательство против остальных заявителей. Целью бывшего акционера было с помощью разбирательства восстановить свою долю в составе первого заявителя, а также получить компенсацию за потерю дохода.

В первой инстанции Городской суд Тбилиси наложил временный арест на различные активы первого заявителя. Судья также вынес решение в пользу бывшего акционера и лишил остальных заявителей их доли активов первого заявителя. Эти решения были оставлены в силе Апелляционным судом Тбилиси (10 июня 2016 года) и Верховным судом (2 марта 2017 года).

Третьего марта 2017 года ЕСПЧ удовлетворил ходатайство заявителей о временных мерах (Правило 39), постановив, что выполнение решения Верховного суда должно быть приостановлено, а власти должны удержаться от какого-либо вмешательства в редакционную политику компании заявителя. Эта мера была отменена при вынесении решения.

Решение

Большинство жалоб заявителей (по Ст. 6(1), 10 и 18 и Ст. 1 Протокола №1) были признаны неприемлемыми (Ст. 35), так как были поданы после истечения шести месяцев, либо несообразны ввиду обстоятельств, относящихся к заинтересованным лицам, либо явно необоснованны, поскольку не все средства правовой защиты внутренних судов были исчерпаны, либо в качестве “четвертой инстанции” или потому что заявители по сути просили Суд вынести решение по вопросам факта.

Суд признал неприемлемыми жалобы второго, третьего и четвертого заявителей о независимости и беспристрастности четырех грузинских судей, занимавшихся спором о правах владения, но не обнаружил нарушения Ст. 6(1) (беспристрастный и независимый суд).

Суд постановил, что судья первой инстанции был “выбран” в алфавитном порядке, как предусматривает грузинское законодательство, и заявители не смогли предоставить иного достоверного объяснения его назначения. Кроме того, Суд постановил, что не было доказательств того, что публикации жены судьи в фейсбуке повлияли на его решение. Суд не обнаружил подтвержденного мотива, который бы привел к тому, что связи одного из судей апелляционного суда с судьей первой инстанции могли послужить причиной судебной предвзятости против заявителей. В дополнение к этому, Союз судей имел право давать комментарий, когда стало известно, что заявители ранее попытались остановить отправление правосудия с помощью заявлений об отводе судьи. Наконец, время, которое прошло между тем, когда Президент Верховного суда предварительно отклонила дело, и настоящим делом, означало, что подозрения в предвзятости не имели оснований. Кроме того, Президент имела право отказаться отвести себя от дела, когда заявители ранее требовали отвода судей на каждом этапе судебного разбирательства.

Комментарий

Беспристрастность судей обычно определяется на основании (i) субъективной проверки поведения конкретного обвиняемого судьи или судей и (ii) объективной проверки, которая должна установить, предоставил ли суд достаточное количество гарантий, которые бы исключили какие-либо сомнения по этому пристрастности. Если результат одной из этих проверок неудовлетворителен, присутствует нарушение Ст. 6(1).

В отличии от дела Микаллеф против Мальты (Micallef v Malta), № 17/056/06 15.10.09, и как мы ранее виделе в деле Морис против Франции (Morice v France [GC]), № 29369/10, 23.04.15, подход большинства к независимому и беспристрастному суду прежде всего зависит от субъективной проверки. Несмотря на наличие нескольких факторов, которые очень вероятно могли бы вызвать подозрения независимого наблюдателя о беспристрастности суда, решение Суда сосредоточилось на нехватке доказательств, представленных заявителями для подтверждения присутствия предвзятости. В двух словах, Суд постановил, что мотивы внутренних судов были обоснованы с юридической точки зрения, несмотря на эти факторы. Это явно противоречит принципу, установленному в деле Микаллеф, о том, что при наличии законного основания подозревать судью в предвзятости он должен быть отстранен от дела.

Судья Де Гаэтано не согласился с выводами Суда в части отсутствия нарушения Ст. 6(1) в отношении судьи первой инстанции и Президента Верховного суда. В его особом мнении он утверждает, что Суд смешал субъективную и объективную проверку беспристрасности, что неспособность судьи Городского суда отмежеваться от комментариев его жены в фейсбуке о первом заявителе означала, что объективный наблюдатель мог поставить под сомнение его беспристрастность, и что Президент могла показаться разумному наблюдателю предвзятой по отношению к заявителям.

Вы можете прочитать полный текст постановления на портале HUDOC.

.