Опубликовано: 26 Feb 2018 | Рамуте Ремезайте и Джек Далсен

Совет Европы начал юридическую процедуру по делу о неисполнении постановления ЕСПЧ против Азербайджана

Учебный ресурс

Bu məqaləni Azərbaycan dilində oxuya bilərsiniz.

Юридический консультант Европейского центра защиты прав человека Рамуте Ремезайте и стажер Джек Далсен объясняют, что такое процедура по делу о нарушении обязательств, и почему важен тот факт, что эта процедура была инициирована против Азербайджана. Рамуте ранее поднимала вопрос о начале данной юридической процедуры против Азербайджана в блоге European Journal of International Law Talk! в марте 2017 года. Подробнее об этом также можно почитать в блоге Алисы Дональд, кандидата юридических наук, на сайте EJIL Talk! от апреля 2017 года, в котором обсуждаются возможные подходы к решению проблемы неисполнения постановлений Европейского Суда по правам человека.

5 декабря 2017 года, Комитет министров (КМ) Совета Европы (СЕ) начал юридическую процедуру в связи с неисполнением постановления Европейского Суда по правам человека (далее – Суд) по делу Ильгар Мамедов против Азербайджана. Суд установил, что арест и заключение под стражу известного азербайджанского оппозиционного политика Ильгара Мамедова, который продолжает находиться за решеткой на момент написания статьи, были незаконными, и что реальная цель преследования политика заключалась в том, чтобы «заставить его замолчать или наказать его» за критику правительства. Ввиду отсутствия реакции властей Азербайджана на неоднократные требования КМ освободить Ильгара Мамедова, Комитет возвратил дело в Суд в соответствии со статьей 46 (4) Европейской конвенции о защите прав человека (ЕКПЧ), для установления в судебном порядке факта неисполнения решения Суда властями Азербайджана. Эта процедура применяется КМ впервые за всю историю существования СЕ против одного из государств-членов СЕ.

Производство по делу о нарушении обязательств

Чем обусловлено введение данной юридической процедуры? 

Процедура судебного производства в связи с неисполнением окончательного постановления Суда была введена вместе с принятием Протокола 14 к ЕКПЧ в 2010 году в рамках серии реформ, направленных на решение проблемы значительного увеличения объема работы как Суда, так и КМ. Согласно статье 46 (4), КМ имеет возможность обратиться в Суд и инициировать производство по делу о невыполнении обязательств против государства-члена СЕ, отказывающегося подчиниться окончательному постановлению Суда по делу, в котором оно является одной из сторон.

В рамках данной процедуры не пересматривается решение Суда по существу (в данном случае, решение относительно задержания и заключения под стражу Ильгара Мамедова). Скорее, Суд должен рассмотреть вопрос и принять решение о том, имело ли место неисполнение постановления Суда государством. В пояснительном докладе к Протоколу 14 объясняется, что КМ «должен использовать процедуру производства о нарушении обязательств только в исключительных обстоятельствах», и выражена надежда на то, что «само по себе существование этой процедуры, и угроза ее применения, должны послужить эффективным дополнительным стимулом для исполнения решений Суда». Процедура была введена с целью создания механизма оказания воздействия на государства, создающие препятствия для исполнения постановлений Суда на своей территории, который послужил бы альтернативой применению более жестких санкций – таких, как приостановление членства в СЕ или исключения государства из СЕ.

В каких случаях должна применяться данная процедура?

Если Комитет Министров считает, что Высокая Договаривающаяся Сторона отказывается подчиниться окончательному постановлению по делу, в котором она выступает стороной, он вправе, после направления официального уведомления этой Стороне, и путем принятия решения большинством голосов в две трети от числа

представителей 47-ми государств-членов, управомоченных принимать участие в работе Комитета, передать на рассмотрение Суда вопрос, не нарушила ли эта Сторона свое обязательство по исполнению решений Суда, установленное в соответствии с пунктом 1 статьи 46 Конвенции. Таким образом, прежде чем может быть инициировано производство по делу о нарушении обязательств, необходимо получить согласие 31 страны, соответственно, данная процедура представляет собой важную и серьезную меру воздействия.

Возможно ли применение санкций?

Данная процедура напрямую не предусматривает наложение санкций на государство, нарушившее свое обязательство по исполнению постановления Суда. Если Суд устанавливает, что государством было нарушено обязательство по исполнению постановления Суда, он передаёт дело в КМ для рассмотрения возможных мер воздействия на государство (статья 46 (5) ЕКПЧ). Существует ряд «мер», которые КМ вправе принять, такие, как принятие решений, резолюций и проведение встреч на «высоком уровне», однако, наложение более конкретных санкций, например, наложение штрафа, не входит в этот перечень.

В случае, если производство по делу о нарушении обязательств по исполнению постановления Суда не принесет ощутимых результатов, государство, против которого инициирована процедура, может, в конечном счёте, быть исключено из СЕ, или его членство в нём может быть приостановлено. Статья 3 Устава СЕ устанавливает, что «каждый Член Совета Европы должен признавать принцип верховенства Права и принцип, в соответствии с которым все лица, находящиеся под его юрисдикцией, должны пользоваться правами человека и основными свободами, и искренне и активно сотрудничать во имя достижения цели Совета». Согласно статье 8 данного Устава, «право на представительство любого Члена Совета Европы, грубо нарушающего положения статьи 3, может быть приостановлено, и Комитет министров может предложить ему выйти из состава Совета». За всю историю существования СЕ, ни одно государство не было исключено из Совета.

Если, после направления дела в КМ, Суд не устанавливает факт нарушения обязательства по исполнению постановления Суда, он передает дело в Комитет министров, который закрывает рассмотрение дела.

Ильгар Мамедов

Кто такой Ильгар Мамедов?

Ильгар Мамедов – активист и видный оппозиционный политик в Азербайджане, который намеревался баллотироваться на пост президента в ноябре 2013 года. Он был арестован в феврале 2013 г. в связи с освещением в своем блоге беспорядков в городе Исмаиллы в Азербайджане. В марте 2014 г., после неоднократного продления меры пресечения в виде содержания под стражей в отношении него, он был приговорен к семи годам лишения свободы за организацию массовых беспорядков и оказание сопротивления полиции во время ареста. С тех пор он продолжает находиться в заключении.

Какую позицию занял Суд относительно содержания Ильгара Мамедова под стражей до судебного разбирательства?

В своем постановлении от мая 2014 г., Суд установил, что в ходе внутреннего расследования не было выявлено никаких фактов, подтверждающих обвинения, предъявленные г-ну Мамедову. Суд установил, что цель ареста заключалась в том, чтобы «заставить заявителя замолчать или наказать его за критику властей, а также за попытку обнародовать подлинную, по его мнению, информацию, скрываемую властями». Иными словами, Суд определил, что арест Ильгара Мамедова был политически мотивированным и признал нарушение со стороны властей Азербайджана статей 5 (1) (право на свободу и личную неприкосновенность), 5 (4) (право на пересмотр в судебном порядке содержания под стражей), 6 (2) (право на презумпцию невиновности) и 18 (недопустимость превышения пределов ограничений прав, предусмотренных Конвенцией) ЕКПЧ. Однако Суд не постановил освободить г-на Мамедова.

Кто потребовал освобождения Ильгара Мамедова?

 КМ – политический орган, состоящий из дипломатов, представляющих 47 государств-членов СЕ, впервые рассмотрел дело в декабре 2014 года, и впоследствии неоднократно требовал немедленного и безоговорочного освобождения г-на Мамедова. Однако, вместо того, чтобы освободить Мамедова, в ноябре 2016 г. Верховный суд Азербайджана оставил без изменения приговор, которым он был приговорен к тюремному заключению. По результатам рассмотрения второй жалобы г-на Мамедова в Европейский суд, в которой он указал на отдельные нарушения, допущенные в ходе уголовного производства по его делу, Суд признал нарушение его прав по статье 6 (1) ЕКПЧ властями Азербайджана. Несмотря на наличие двух постановлений Суда и непрерывное давление со стороны КМ, г-н Мамедов продолжает оставаться в заключении, спустя почти 4 года после принятия Судом первоначального решения.

Столкнувшись с неисполнением властями Азербайджана повторных требований освободить г-на Мамедова, 25 октября 2017 г. КМ принял промежуточную резолюцию, и направил дело в Суд для определения того, является ли отказ освободить г-на Мамедова неисполнением постановления Суда и дальнейшим нарушением Конвенции. Дело будет рассмотрено Большой Палатой Суда, его высшей инстанцией, состоящей из 17 судей.

Насколько это важно?

Решение КМ начать юридическую процедуру в связи с отказом Азербайджана подчиниться постановлению Суда является важным шагом. Несмотря на то, что неисполнение постановлений Суда рядом государств-членов СЕ на протяжении многих лет является постоянной проблемой, это первый случай применения данной процедуры в отношении одного из европейских государств.

Почему процедура применяется именно в связи с этим делом, и что будет дальше?

Возникает вопрос: почему процедура применяется именно сейчас, и именно в связи с этим делом? Нет простого ответа на этот вопрос, но, возможно, что решение применить процедуру обусловлено степенью серьёзности нарушения – необоснованное задержание и преследование оппозиционного политика – очень серьёзная проблема в любой стране, объявляющей себя демократическим государством. Об этом свидетельствует признание Судом нарушения статьи 18 Конвенции в деле Мамедова (Суд счёл, что преследование политика властями имело «скрытые мотивы») – подобные решения крайне редко выносятся Судом, и таких случаев было всего лишь несколько за всю историю существования Суда.

Важным фактором также, возможно, послужило то, что власти Азербайджана явно не отреагировали на требования КМ, поскольку г-н Мамедов продолжает находиться в заключении. Однако Суду предстоит определить, означает ли это также, что власти Азербайджана не исполнили само постановление Суда, в котором прямо не требовалось освобождение политика.

В конечном счете, возникает вопрос о том, что произойдет, если Суд определит, что власти Азербайджана действительно нарушили свои обязательства по Конвенции, не исполнив постановление Суда. Как было отмечено выше, в распоряжении Суда отсутствуют какие-либо конкретные санкции, к которым он мог бы прибегнуть в подобной ситуации, следовательно, данная проблема требует принятия от КМ политического решения.

Bu məqaləni Azərbaycan dilində oxuya bilərsiniz.

.