Опубликовано: 8 Mar 2016 | Кейт Левин

Решение КЛДЖ: Дело «X и Y против Грузии»

Доклад

იხილეთ სტატიის ქართული ვერსია

13 июля 2015 г. Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин ООН («Комитет КЛДЖ») вынес решение по делу  «X и Y против Грузии» (Жалоба No. 24/2009) , что стало первым случаем принятия международной инстанцией постановления по делу о домашнем насилии в Грузии. Окончательное решение Комитета было опубликовано в начале 2016 г. Жалобу совместно представляли  Европейский центр защиты прав человека  (EHRAC) при  Мидлсекском университете , и  НКО «42 статья Конституции»  (Тбилиси).[1] Ниже приводится более подробная информация о данном деле.

Краткая справка

Недавно КЛДЖ вынес первое решение по индивидуальной жалобе против Грузии, связанной с отсутствием действий властей по предотвращению домашнего насилия и принятию адекватных мер в этой связи — по делу  «X и Y против Грузии» (Сообщение No. 24/2009, 13 июля 2015 г.) . Мать и дочь направили обращение в связи с тем, что власти не смогли предотвратить, провести расследование и наказать виновного в случае продолжающегося физического насилия и психологических и сексуальных издевательств, которые им пришлось выносить со стороны бывшего мужа и отца. Комитет подтвердил нарушение всех перечисленных в жалобе нарушений Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин («Конвенции КЛДЖ»), указанных заявительницами[2]. В направленных грузинскому правительству рекомендациях Комитет призвал власти предоставить им адекватную денежную компенсацию. Комитет также подчеркнул необходимость для правительства Грузии выполнить следующее: гарантировать другим жертвам домашнего насилия предоставление своевременной и адекватной поддержки, повысить общественную осведомленность и принять политику полной нетерпимости к проявлениям насилия против женщин, проводить обязательную подготовку сотрудников правоохранительных органов, судей и адвокатов по теме национальных и международных обязательств в отношении борьбы с домашним насилием, ратифицировать  Конвенцию Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием  («Стамбульскую конвенцию»).

Особенности ситуации в Грузии

«Для такой небольшой страны уровень домашнего насилия принял пропорции эпидемии»

(BBC News, ноябрь 2014 г. )

Насилие в отношении женщин является серьезной проблемой в Грузии, где, по статистике тбилисской НКО  «Грузинская сеть против насилия», две трети женского населения в течение жизни испытали хоть какую-то форму домашнего насилия. По приблизительным оценкам от 25 до 30 женщин ежегодно гибнут   в Грузии от рук своих мужей. В небольшой стране эти цифры и вызываемый ими общественный гнев и шок производят значительный резонанс. Если не считать повышенного  внимания СМИ  к проблеме домашнего насилия в 2014 г., отношение к насилию в семье и на сексуальной почве сохраняется в грузинском обществе по большей части как к частному делу, которое следует выяснять дома за закрытыми дверями. Вследствие этого женщины крайне неохотно идут с жалобами на насилие в полицию. Когда женщины все же сообщают в органы о таких случаях, очень часто не предпринимается ничего — или самое малое — пока не становится поздно.  Например, Мака Цивцивадзе, преподаватель Государственного университета Ильи, была  убита выстрелом в октябре 2014 г. , сделанном ее мужем на глазах у ее коллег, при этом ранее она неоднократно жаловалась в полицию (в ответ на что не было предпринято никаких действий по отношению к ее мужу). В еще одном из последних случаев   Саломе Джобенадзе  — девушка, похищенная под угрозой расправы в 17 лет сотрудником полиции, который затем заставил ее выйти за него замуж, впоследствии систематически подвергалась физическому насилию и словесным оскорблениям. Хотя Саломе не раз обращалась за помощью в правоохранительные органы, против ее мужа не было предпринято никаких предупредительных мер, и он застрелил ее в 2014 г. в парке из табельного оружия.

Грузинские власти начали бороться с этой скрытой формой дискриминации по половому признаку принятием в 2006 г.  «Закона о ликвидации домашнего насилия и защите и поддержке жертв»  («Закона о домашнем насилии»). Закон в том числе предписывает временные защитные меры в форме сдерживающих или защитных ордеров, которые могут быть выданы соответственно полицией или судами. В соответствии с этим законом власти также должны предоставлять убежища и социальную поддержку жертвам и повышать осведомленность в обществе о проблеме, разъясняя гражданам их права и обязанности государства в отношении домашнего насилия. В результате принятия закона в существующий уголовный кодекс страны  были внесены поправки, квалифицирующие домашнее насилие как преступление . Тем не менее, пока что Грузия не обеспечила тщательное и эффективное исполнение  «Закона о домашнем насилии» .  Например, в практике EHRAC  имеется несколько дел из Грузии , из которых видно, что полиция по привычке закрывает глаза на эпизоды домашнего насилия, или же обращается с жалобами пострадавших не следуя правилам и без должного участия.

После после того, как  организации и активисты защиты прав женщин провели акции протеста  вследствие нашумевших убийств женщин их мужьями в 2014 г., власти пообещали сделать приоритетной задачей борьбу с домашним насилием. В августе 2015 г. Министерство юстиции представило список мер, направленных на  скорейшую ратификацию Грузией Стамбульской конвенции , запланированную на осень 2016 г., в том числе включение статьи о «домогательстве» в уголовный кодекс и разрешение полиции выдавать сдерживающие ордера без необходимости последующего подтверждения их судом. Правительство начало разработку  «Плана действий на 2016-18 гг. по борьбе с насилием против женщин»  в ноябре 2015 г.;  новый план действий должен быть опубликован  весной 2016 г. В феврале 2016 г. Специальный докладчик ООН по вопросу насилия в отношении женщин Дубравка Шимонович  посетила Грузию с целью встречи с представителями гражданского общества, занимающимися проблемой грубого обращения с женщинами,  официальными лицами правительства и жертвами. Окончательный доклад по результатам поездки и рекомендации грузинскому правительству будут опубликованы в июне 2016 г. Комментируя предварительные выводы, сделанные в ходе встреч, Докладчик ООН подчеркнула, что:

«Домашнее насилие считается личным делом, а не общественной заботой, особенно в сельских районах… Если женщины — жертвы насилия в семье — решаются не хранить в тайне это зло, то сообщество, в особенности в сельских районах, а также органы правопорядка все равно принуждают их оставаться с насильниками, и в результате женщины не только подвергаются дополнительным преследованиям, но и рискуют опять стать жертвами насилия.»[3]

Суть жалобы

Дело  «X и Y против Грузии»  относится к событиям, имевшим место до принятия  «Закона о домашнем насилии». В свете широко распространенных системных проблем с применением данного закона и другими аспектами государственной политики противодействия домашнему насилию, выводы и рекомендации Комитета являются своевременным напоминанием об обязательствах государства в рамках Конвенции КЛДЖ направить всесторонние усилия на искоренение домашнего насилия и не допустить, чтобы других женщин и детей постигла такая же участь, как заявительниц в данном деле.

Для X Все началось с того, как в 1987 г. на вечеринке ее изнасиловал человек, ставший в последствии ее мужем. Вскоре после этого случая она вышла за него замуж. Общественные представления в Грузии таковы, что для девушки неприкосновенность девственности до свадьбы имеет очень большое значение, поэтому X была уведена, что никто больше не захочет взять ее в жены, если она потеряла девственность. За годы брака у X родилось пятеро детей, и после рождения последнего ребенка она оставила свою работу. Ее муж был всегда очень жесток с детьми и часто кричал на них и бил их в наказание за непослушание и ссоры. Если X пыталась защитить детей, он также набрасывался и на нее саму, или же просто бил ее по мелким бытовым поводам.  Всего однажды ее мужа заставили подписать заявления о том, что он не будет больше применять насилие по отношению к своей семье, но эти документы не имели силы быть принудительно исполненными. Кроме этого муж X подверг двоих из детей (в том числе Y) сексуальному насилию. Несмотря на то, что X более пяти раз писала заявления о физическом и сексуальном насилии в полицию (приводя собственные показания, показания Y и медицинские отчеты, подтверждающие получение повреждений X от рук ее мужа), по этим жалобам не было произведено ни одного расследования и ее мужу не было предъявлено никаких обвинений.

В 2009 г. заявительницы направили жалобу в соответствии с  Факультативным протоколом к Конвенции КЛДЖ  , где утверждали, что грузинские власти не привели в действие положения уголовного законодательства по эффективной защите женщин и девочек от физического и сексуального насилия в семье, предоставлению по закону равной защиты жертвам домашнего насилия и сексуального принуждения, и защите заявительниц от жестокого обращения в семье (тем самым подвергнув их пыткам), в нарушение  Статей 1, 2(b)-(f) и 5(a) Конвенции КЛДЖ . Заявительницы также обращали внимание на обязательства государства по использованию надлежащих процедур (в соответствии со статьями 1 и 2 Конвенции в сочетании с  общими рекомендациями No. 19  Комитета) для предотвращения, расследования и наказания за совершение актов домашнего насилия лицами, не являющимися представителями государства.  Ранее заявительницы пытались добиться правосудия в Европейском Суде по правам человека, который, к сожалению, отклонил жалобу на стадии решения о приемлемости. Тем не менее это не исключило возможности рассмотрения дела Комитетом, который в 2013 г. признал жалобу приемлемой на основании того, что в фактическом и правовом аспекте она отличается от заявления, поданного в Европейский Суд.

Решение Комитета

В  решении  по существу, принятом 13 июля 2015 г., Комитет КЛДЖ установил нарушения властями обязательств в рамках статей 2(b)-(f), в сочетании со статьей 1 и 5(a)  Конвенции КЛДЖ , а также  общих рекомендаций No. 19  в отношении насилия против женщин. В частности комитет установил, что грузинские власти не выполнили следующих своих обязательств:

  • принимать соответствующие законодательные и другие меры, включая санкции, там, где это необходимо, запрещающие всякую дискриминацию в отношении женщин; установить юридическую защиту прав женщин на равной основе с мужчинами и обеспечить с помощью компетентных национальных судов и других государственных учреждений эффективную защиту женщин против дискриминации;
  • воздерживаться от совершения каких-либо дискриминационных актов или действий в отношении женщин и гарантировать, что государственные органы и учреждения будут действовать в соответствии с этим обязательством;
  • принимать все соответствующие меры для ликвидации дискриминации в отношении женщин со стороны какого-либо лица, организации или предприятия;
  • принимать все соответствующие меры, включая законодательные, для изменения или отмены действующих законов, постановлений, обычаев и практики, которые представляют собой дискриминацию в отношении женщин; и
  • принимать все соответствующие меры, чтобы изменить социальные и культурные модели поведения мужчин и женщин с целью достижения искоренения предрассудков и упразднения обычаев и всей прочей практики, которые основаны на идее неполноценности или превосходства одного из полов или стереотипности роли мужчин и женщин.

В свете вышеизложенных выводов Комитет  рекомендовал  правительству Грузии предпринять следующие конкретные шаги для восстановления нарушенных прав заявительниц и обеспечения того, чтобы другие женщины и дети не стали жертвами подобных преступлений:

  • предоставить адекватную материальную компенсацию авторам жалобы, которая соответствует тяжести нарушения их прав;
  • гарантировать жертвам домашнего насилия и их детям предоставление своевременной и адекватной поддержки, в том числе доступ к убежищам и психологическую помощь;
  • повысить общественную осведомленность и принять политику полной нетерпимости к любым проявлениям насилия против женщин и домашнего насилия;
  • ратифицировать Стамбульскую конвенцию; и
  • проводить обязательную подготовку судей, адвокатов и сотрудников правоохранительных органов, а также работников прокуратуры, по применению закона о домашнем насилии, в том числе определению того, что является домашним насилием и гендерными стереотипами, а также необходимое обучение теме Конвенции КЛДЖФакультативному протоколу  и общих рекомендаций Комитета (в частности  общих рекомендаций No. 19).

Исполнение рекомендаций Комитета

EHRAC  и  «42 статья Конституции»  работают с другими НКО в Грузии для обеспечения эффективного исполнения рекомендаций Комитета.  В феврале 2016 г. юрист EHRAC Кейт Левин и юрист НКО «42 статья Конституции» Елена Филеева встретились со Специальным докладчиком ООН во время ее визита в Грузию, чтобы рассказать ей о данной жалобе и попросить ее убедить правительство как можно скорее и полнее заняться решением проблем, поднятых в рекомендациях Комитета. EHRAC также проводит консультации с грузинскими НКО и активистами защиты прав женщин о наиболее насущных задачах в рамках данных рекомендаций, в том числе о предоставлении адекватных убежищ для жертв домашнего насилия, расширении доступа к имеющимся приютам и другим источникам помощи, предоставлении возможности обучения и поддержки для укрепления финансовой независимости женщин — жертв насилия в семье, более широком распространении информации среди женщин о защитных ордерах и их использовании, обеспечении принятия органами МВД и прокуратуры более внимательного подхода к расследованию дел о домашнем насилии, обеспечении точного занесения сотрудниками полиции показаний жертв домашнего насилия.


[1] Жалоба по делу была изначально направлена организацией INTERIGHTS, которая представляла интересы заявительниц до своего закрытия в мае 2014 г.

[2] Грузия ратифицировала Конвенцию КЛДЖ 26 октября 1994 г. и Факультативный протокол к Конвенции (в соответствии с которым частные лица могут направлять жалобы в Комитет) — 1 августа 2002 г.

[3] Более подробная информация доступна по этой ссылке:  http://www.ohchr.org/EN/NewsEvents/Pages/DisplayNews.aspx?NewsID=17087&LangID=E#sthash.TiLOsR8X.dpuf

.