Опубликовано: 23 Mar 2020 | Башак Кючюк

Пастёрс против Германии

Резюме судебных дел

Форум: ЕСПЧ
Номер дела: 55225/14
Дата решения: 3 октября 2019 года

Факты

В январе 2010 года заявитель (член парламента и председатель Национал-демократической партии Германии) выступил с речью на парламентской сессии, утверждая, в числе прочего, что “так называемый Холокост используется в политических и коммерческих целях. . . с момента завершения Второй мировой войны немцы подвергаются бесконечному потоку критики и лживой пропаганды, которая искусственно и нечестно взращивается прежде всего представителями так называемых демократических партий”, и утверждал, что мероприятие, отмечавшее День памяти жертв Холокоста, “навязывает ваши проекции Аушвица, пытаясь достичь триумфа лжи над правдой”. В августе 2012 года Окружной суд Шверина признал его виновным в оскорблении памяти погибших и преднамеренную диффамацию еврейского народа. В марте 2013 года Региональный суд Шверина отклонил его апелляцию по причине недостаточной обоснованности.  После полного анализа речи Региональный суд заключил, что заявитель использовал слова, которые сводились к отрицанию «систематического, расово мотивированного массового истребления евреев, проводимого в Освенциме во время существования Третьего рейха». Региональный суд признал, что высказывания заявителя содержали в себе диффамацию по Статье 187 Уголовного кодекса и оскорбляли память жертв по Статье 189 Уголовного кодекса. Жертвами оскорбления были евреи, которых нацисты преследовали из-за их религии и национальности.

Региональный суд постановил, что заявитель не мог оправдывать свое отрицание Холокоста свободой слова. Кроме того, законодательный орган Мекленбурга-Передней Померании в отдельном порядке отозвал его депутатскую неприкосновенность. В 2014 году заявитель подал апелляцию по вопросам права в Апелляционный суд Ростока. Впоследствии он дважды утверждал, что разбирательство в Апелляционном суде было предвзятым, поскольку один из судей Апелляционного суда был женат на судье, которая признала его виновным в первой инстанции, и поэтому он не мог быть беспристрастным. Обе жалобы о предвзятости были отклонены, как и апелляционное заявление по вопросам права. Трое судей, которые ранее не имели отношения к этому делу, отдельно рассмотрели вторую жалобу о предвзятости и отклонили ее. Вскоре после этого Федеральный конституционный суд отказался принять на рассмотрение конституционную жалобу заявителя.

В Европейском суде заявитель утверждал, что признание его виновным в уголовном деле нарушило его право на свободу выражения мнения (Статья 10 Европейской конвенции по правам человека), и что Апелляционный суд Ростока был предвзятым, нарушив его право на справедливое судебное разбирательство (Статья 6 ЕКПЧ).

Решение

Ссылаясь на довод правительства о том, что заявитель не мог, согласно Статье 17 ЕКПЧ, опираться на Статью 10, Суд подтвердил, что решающим моментом является то, были ли рассматриваемые заявления направлены “против основополагающих ценностей Конвенции, например, путем разжигания ненависти или насилия”.

Применяя Статью 10, хотя приговор являл собой вмешательство  в права заявителя по Статье 10, Суд заключил, что вмешательство (1) было предписано законом (в соответствии с Уголовным кодексом Германии и в свете выводов национального суда), (2) преследовало законную цель (защита репутации и прав других лиц), и (3) было необходимым в демократическом обществе. Таким образом, Суд единогласно пришел к выводу, что жалоба заявителя в соответствии со Статьей 10 была явно необоснованной и неприемлемой (согласно Статьям 35 (3)(а) и 4 ЕКПЧ). В подтверждение этого вывода Суд, в частности, опирался на свое заключение, что высказывания заявителя представляли собой “квалифицированное отрицание Холокоста”, показывающее “его презрение к жертвам Холокоста”, и что он стремился использовать свои права по Статье 10 для “продвижения идей, противоречащих тексту и духу Конвенции”. По этому последнему пункту Суд обратился к своим комментариям по Статье 17, подчеркивая, что заявитель стремился использовать свое право на свободу выражения мнений для продвижения идей, противоречащих тексту и духу ЕКПЧ, заранее спланировал свою речь, и сознательно выбирал слова. Суд постановил, что, хотя вмешательства по вопросам его высказываний в парламенте должны быть тщательно изучены, они не заслуживают никакой защиты, если противоречат демократическим ценностям системы ЕКПЧ.

Суд также заключил четырьмя голосами против трех, что нарушения Статьи 6 (1) (право на справедливое судебное разбирательство) не было. Даже если участие в деле двух судей, состоящих в браке (на уровнях юрисдикции, которые не были последовательными), могло вызвать сомнения в предвзятости, беспристрастное рассмотрение второй жалобы о предвзятости решило эти проблемы.

Комментарий

Предыдущие дела об отрицании Холокоста в Суде касались заявлений, сделанных в различных средствах массовой информации, в том числе в книге (Гароди против Франции (Garaudy v. France), № 65831/01, 24.06.2003), телевизионной программе (Уильямсон против Германии (Williamson v. Germany), № 64496/17, 8.1.2019) и комедийном скетче (М’Бала М’Бала против Франции (M’Bala M’Bala v. France), № 25239/13, 20.10.2015). Все эти дела связаны с отрицанием Холокоста или некоторыми аспектами общеизвестных знаний о Холокосте или же содействием такому отрицанию. Суд квалифицирует Холокост как “четко установленный исторический факт”. Попытки поставить под сомнение или оспорить какие-либо аспекты Холокоста считаются клеветническими в расовом отношении, разжигающими ненависть и, соответственно, расистскими и антисемитскими, что противоречит стандартам и духу ЕКПЧ.

В своем прецедентном праве Суд неуклонно подчеркивает особую важность свободы выражения мнений для членов парламента, так как это политическая речь. Государства имеют очень ограниченные возможности для регулирования содержания парламентских выступлений, учитывая общепризнанное правило парламентской неприкосновенности. Тем не менее, для предотвращения определенных высказываний, таких как прямые или косвенные призывы к насилию, можно говорить о необходимости некоторых правил. При определении того, защищены ли заявления в соответствии со Статьей 10, решающим моментом для Суда является ответ на вопрос, направлены ли эти заявления против основополагающих ценностей Конвенции, как в случае с отрицанием Холокоста.

Вы можете прочитать полное постановление на портале HUDOC.

.