Опубликовано: 2 Jun 2005

Новоселов против России

Резюме судебных дел

66460/01
Дата решения: 02 июня 2005 г.

5 ноября 1998 г. заявитель был признан виновным в нарушении общественного порядка и приговорен к шести месяцам заключения. Он был освобожден 28 апреля 1999 г. Заявитель содержался в камерах площадью примерно 42 м2, в которых размещались от 42 до 51 заключенных, при этом в камере было 30 доступных спальных мест и туалет для заключенных, расположенный внутри камеры. Обеденный стол находился на расстоянии всего одного метра от туалета. Другие отягчающие факторы включали в себя отсутствие постельного белья, полчища насекомых, а также недостаток у заключенных моющих средств. Во время своего заключения заявитель заразился чесоткой, тем не менее, он не был изолирован от других заключенных. Он дважды заболел гриппом (в течение 6 месяцев). К моменту своего освобождения, заявитель потерял в весе 15 кг, задыхался при ходьбе, не мог бегать и испытывал общую слабость. 30 июля 2002 г. заявитель подал гражданский иск, требуя компенсации за ущерб, причиненный «бесчеловечными и унизительными» условиями своего содержания. Районный суд иск отклонил, а областной суд оставил это решение в силе.

Решение ЕСПЧ

Суд постановил, что имело место нарушение статьи 3. Он принял к сведению, что заявителю было предоставлено менее 1 м2 личного пространства, и он делил спальное место с другими заключенными, отдыхая по очереди. За исключением одного часа ежедневных упражнений во дворе, заявитель находился в своей камере в течение 23 часов в сутки. Кроме того, тот факт, что заявитель был вынужден жить, спать и пользоваться туалетом в одной камере с таким большим числом других заключенных, был сам по себе достаточным, чтобы стать причиной эмоционального стресса и мучений, интенсивность которых превышает неизбежный уровень страданий, присущий содержанию под стражей, а также вызвать у него чувства страха, тревоги и неполноценности, способные оскорбить и унизить его. И, наконец, Суд отметил, что окна камер были закрыты металлическими ставнями, блокирующими доступ свежего воздуха и дневного света, и что, находясь в заключении, заявитель дважды заболел лихорадкой и заразился дерматитом. Суд установил, что совокупность всех этих факторов выходит за рамки требований статьи 3.

Комментарий

Правительство утверждает, что камеры были переполнены в силу объективных причин, и что сотрудники учреждения не могут привлекаться за это к ответственности. Поскольку намерение унизить заявителя отсутствовало, обращение с заключенным не может рассматриваться как нарушение статьи 3. Однако Суд вновь отметил, что, хотя вопрос о том, было ли целью подобного обращения унизить или оскорбить жертву, и был фактором, который следует принять во внимание, отсутствие такой цели не может исключать установление факта нарушения статьи 3.

.