Опубликовано: 20 Sep 2018 | Роман Киселев

Мушег Сагателян против Армении

Резюме судебных дел

Инстанция: ЕСПЧ

Номера дел: 23086/08

Дата решения: 20 сентября 2018 года

Факты

19 февраля 2008 года в Армении состоялись президентские выборы, в результате которых победителем был объявлен Серж Саргсян, на то время премьер-министр. Заявитель был активным сторонником главного оппозиционного кандидата Левона Тер-Петросяна, который был президентом с 1991 по 1998 годы, в течение которых заявитель был главой управления мест заключения МВД. Незамедлительно после объявления результатов господин Тер-Петросян призвал людей, которые его поддерживали, собраться в центре Еревана, чтобы выразить протест против предполагаемых нарушений избирательного процесса. С 20 февраля по 1 марта 2008 года протестующие проводили митинги, в которых заявитель принимал активное участие. Некоторые протестующие, заявитель в том числе, проводили ночи в палатках на Площади Свободы. Рано утром 1 марта около 800 вооруженных полицейских без предупреждения жестоко разогнали палаточный лагерь. Протестующие, в том числе заявитель, спешно покинули Площадь. Заявитель был арестован и позже осужден за якобы имевшее место нападение на полицейского и ношение холодного оружия. Он утверждал, что по приказу начальника полиции его избили во время ареста и позже в полицейском участке до такой степени, что он потерял сознание.

Решение

Повторно подчеркивая, что «непризнанное задержание человека является полным отрицанием принципиально важных гарантий» Ст. 5 ЕКПЧ, Суд установил, что первые 16 часов задержания заявителя не были официально подтверждены как таковые и не были признаны Правительством. Таким образом, он был лишен своих прав, в том числе права на адвоката и права немедленно сообщить о случившемся семье, в нарушение Статьи 5(1). Кроме того, заявитель оставался под стражей в течение как минимум 84 часов, прежде чем он предстал перед судьей; таким образом был превышен термин в 72 часа, установленный национальным законодательством. Также государственные суды не предоставили надлежащее обоснование удерживания заявителя под стражей, нарушая Ст. 5(3). В отношении качества правосудия Суд установил нарушение Статьи 6(1), отмечая, что государственные суды отклонили все ходатайства заявителя и свидетелей защиты, а также безоговорочно полагались на версию событий, предложенную полицией.

Суд также зафиксировал посягательство на право заявителя на свободу собраний и объединений (Ст. 11) относительно разгона протеста и его преследования, задержания и осуждения. Не было никаких свидетельств того, что протесты на Площади Свободы, начавшиеся 20 февраля 2008 года, призывали к насилию, либо что до проведения полицейской операции ранним утром 1 марта 2008 года происходили какие-либо случаи насилия. Утверждения Правительства, что протестующие намеревались вооружиться, не имели основания; никакие свидетельства, представленные Правительством, не подтверждали того, что полицейских атаковали огнестрельным оружием, взрывчаткой либо холодным оружием. Суд установил, что объяснение Правительства по поводу цели полицейской операции 1 марта 2008 года не было достаточно достоверным и что цель операции была разогнать протестующих на Площади Свободы и предотвратить последующие собрания. Одной лишь длительности протеста недостаточно, чтобы обосновать необходимость разгона без конкретных доказательств, подтверждающих наличие угрозы общественному порядку или намеренного нарушения обычной жизни. Суд отметил неоправданное и чрезмерное применение силы для разгона протеста, отсутствие предупреждения, тот факт, что до сих пор не было проведено независимое объективное расследование и что аргументирование цели операции постоянно изменялось. Таким образом Суд установил, что разгон протеста на Площади Свободы был «чрезмерным действием, превысившим меры допустимых ожидаемых действий со стороны властей при ограничении свободы собраний» (пункт 248), не был необходимым в демократическом обществе и являлся нарушением Ст. 11.

В отношении мер, принятых против заявителя, Суд определил, что он был привлечен к уголовной ответственности и находился в задержании по меньшей мере пять месяцев за участие и возможную организацию протеста на Площади Свободы. Суд постановил, что разгон мирного собрания, последующее окружение и задержание его активистов и других мирно настроенных участников без каких-либо свидетельств, что они лично совершили какие-либо наказуемые действия, не являлось «необходимым в демократическом обществе». Государственные суды не провели тщательный и объективный анализ фактов, на которых основывались обвинения, предъявленные заявителю, (таких как неточное время якобы имевших место нападений с использованием холодного оружия и время задержания заявителя) в отношении общего контекста дела и необходимости гарантировать осуществление права согласно Ст. 11. Основания, на которые опирались внутренние суды, чтобы оправдать вмешательство по Ст. 11 не были действительно «уместными и достаточными», таким образом лишая заявителя процессуальной защиты согласно Ст. 11. Кроме того, разгон собрания и дело, возбужденное против заявителя, не могли не ослабить желание граждан на постоянной основе участвовать в политических собраниях.

Наконец, Суд установил как процессуальные, так и материально-правовые нарушения Ст. 3 в свете того, что Правительство не предоставило удовлетворительное и убедительное объяснение полученных заявителем травм, а также отсутствия официального расследования конкретно в отношении его заявлений о жестоком обращении.

Заявителю было присуждено 15 600 евро в качестве возмещения нематериального ущерба.

Комментарий

Это первое решение наряду с делом Гаспари против Армении (Gaspari v Armenia, No. 44769/08), решение по которому было вынесено в тот же день, которое касается событий 1 марта 2008 года. Жестокий разгон протестующих на Площади Свободы тем утром привел к арестам многих участников митингов, в том числе ряда оппозиционных лидеров, и к дальнейшим массовым протестам, следствием которых стали десять смертей (в том числе восьми мирных жителей), многочисленные ранения и введение чрезвычайного положения. Несколько других дел о событиях 1 марта, в том числе начатых семьями убитых (Фарманян и другие против Армении, Farmanyan and others v Armenia, No. 15998/11), ожидают рассмотрения в Суде.

Правительство подверглось жесткой критике за то, что не смогло достичь результатов в расследовании событий 1 марта и действий представителей власти. После «Бархатной» революции 2018 года и своего назначения премьер-министром, Никол Пашинян выступил с публичным заявлением 1 марта 2019 года (ровно через одиннадцать лет после этих событий): Как глава Республики Армения я приношу свои извинения от имени Государства всем жертвам 1 марта 2008 года, жертвам политически мотивированных убийств, совершенных в Армении с момента провозглашения независимости, а также всем тем гражданам и политическим силам, которые стали жертвами политических преследований. Я также приношу свои извинения за обман и фальсификации, поддерживаемые и контролируемые правящими элитами, за беззаконие, коррупцию и политические убийства».

Полный текст решения Суда можно найти здесь: Mushegh Saghatelyan v Armenia на HUDOC.

 

.