Warning: array_merge(): Argument #1 is not an array in /var/sites/r/ru.ehrac.org.uk/public_html/wp-content/themes/ehrac/single-resources.php on line 19

Опубликовано: 1 Apr 2010

Муцольгова и другие против России

Резюме судебных дел

2952/06
Дата решения: 01 апреля 2010 г.

Факты

Заявителями являются пять российских граждан – родители, брат, жена и дочь Башира Муцольгова, который был похищен на улице недалеко от своего дома группой вооруженных людей 18 декабря 2003 года. Люди, приехавшие на двух автомобилях, были в масках и камуфляжной форме, и разговаривали на русском языке без акцента. Они силой затолкали родственника заявителей в одну из машин и увезли. С тех пор его никто не видел. По словам свидетеля, который ехал впереди машин и сообщил о происшествии дежурному сотруднику полиции, машинам дали беспрепятственно уехать. По-видимому, они показали специальное разрешение, запрещающее любой обыск владельцев таких разрешений и их транспортных средств. В ответ на жалобы заявителей о похищении в ряд местных правоохранительных органов, какое-либо свое причастие к аресту ими отклонялось. Однако, заявители утверждали, что в последующие месяцы к ним подходили разные люди, которые представлялись сотрудниками ФСБ и предлагали информацию о родственнике заявителей в обмен на деньги. Заявители выполнили обмен и им сказали, что их родственник был похищен группой сотрудников ФСБ и отправлен в поселок Ханкала, в главную российскую военную базу в Чечне. 19 декабря 2003 года было возбуждено уголовное дело, расследование которого в ближайшие годы приостанавливалось и возобновлялось несколько раз. Органам следствия не удалось установить ни местонахождение родственника заявителей, ни личности виновных в его похищении.

Решение ЕСПЧ

Суд был удовлетворен тем, что заявители представили доказательства, достаточные при отсутствии опровержения, что их родственник был похищен государственными служащими в ходе тайной операции по обеспечению безопасности. Поскольку со дня его похищения в течение более шести лет о нем не было никаких известий, и с учетом того, что его имя не было найдено ни одном их официальных списков содержащихся в следственных изоляторах, родственник заявителей должен был быть признан погибшим. Учитывая тот факт, что Правительство не представило каких-либо объяснений по поводу его исчезновения, ответственность за его предполагаемую смерть возложена на Правительство. Соответственно, Суд установил нарушение статьи 2.

Суд установил также факт нарушения статьи 2 по процессуальным основаниям, в том, что расследование было неэффективным. Оно продолжалось в течение более шести лет, чередуясь с периодами бездействия, и не давало каких-либо значимых результатов.

Суд счел, что четыре заявителя, кроме дочери пропавшего, которой на момент заявленных событий было только три месяца, испытывали и продолжают испытывать стресс и страдания в результате исчезновения их родственника, что приравнивается к бесчеловечному обращению в нарушение Статьи 3.

Также было отмечено нарушение статьи 5, так как родственник заявителей был тайно задержан без каких-либо гарантий для защиты, содержащихся в этой статье.

Наконец, Суд постановил, что поскольку расследование уголовного дела по факту исчезновения родственника заявителей было неэффективным, а эффективность любого другого средства правовой защиты, которое могло существовать, включая гражданско-правовые средства защиты, предложенные Правительством, была подорвана, то имело место нарушение статьи 13 в совокупности со статьей 2.

Суд постановил выплатить 20 000 евро совместно матери и отцу Башира, 5 000 евро его брату, и 35 000 евро его жене и дочери в качестве компенсации морального ущерба.

.