Опубликовано: 23 Jul 2009

Мусаева против России

Резюме судебных дел

24297/05
Дата решения: 23 июля 2009 г.

Факты

Сын заявительницы был задержан в центре Урус-Мартана и увезен российскими военнослужащими 27 августа 2001 г. Свидетели видели, как перед его задержанием его избивали солдаты, и он звал на помощь. Никто не мог подойти и помочь, потому что солдаты вели предохранительный огонь над головами толпы. Узнав о том, что случилось, заявительница вместе с мужем сразу же начали поиски своего сына. Они обращались, как лично, так и в письменной форме, в различные официальные органы, подробно описывая обстоятельства похищения их сына, с просьбой о помощи в установлении его местонахождения. Уголовное дело по факту исчезновения сына заявителей было возбуждено только 25 января 2002 года, и расследование неоднократно приостанавливалось и возобновлялось. Личности преступников не были установлены, и никто не был привлечен к ответственности.

Решение ЕСПЧ

Суд установил, что сын заявительницы должен был быть «признан погибшим» после его задержания российскими военнослужащими в виду отсутствия его и каких-либо сведений о нем в течение нескольких лет, а ответственность за его смерть отнесена на счет Государства. Он установил факт нарушения статьи 2.

Суд также отметил, что расследование было начато почти пять месяцев спустя, неоднократно приостанавливаясь и возобновляясь, с длительными периодами бездействия. Власти не смогли провести эффективное расследование, в нарушение процессуальных требований статьи 2.

Психологическое страдание, испытываемое заявительницей в результате исчезновения ее сына, представляет собой бесчеловечное и унижающее достоинство обращение в нарушение статьи 3.

Учитывая, что сын заявителя был подвергнут тайному задержанию без каких-либо гарантий для защиты, содержащихся в статье 5, это приравнивается к особо серьезному нарушению права на свободу и личную неприкосновенность, закрепленного в этом положении.

И наконец, Суд установил нарушение статьи 13 в совокупности со статьей 2 на основании невозможности для заявительницы установить и наказать виновных.

Суд постановил выплатить заявительнице 35 000 евро в качестве компенсации морального ущерба.

.