Опубликовано: 4 Oct 2007

Махаури против России

Резюме судебных дел

58701/00
Дата решения: 04 октября 2007 г.

Факты

Заявительница стала жертвой похищения и покушения на убийство российскими военнослужащими. Она ушла из дома во время бомбардировки Старопромысловского района в Грозном и вернулась 22 января 2000 года, чтобы проверить свой дом и взять определенные документы. Она обнаружила, что ее дом был разрушен. Она увидела, как солдаты грузят имущество одного из ее соседей в бронетранспортеры, и была замечена ими. Ее затолкали во внутренний двор, где солдаты осуществили выстрелы в нее и двух других женщин. Она была ранена и потеряла сознание. Впоследствии она очнулась, обнаружив на своих ногах пропитанный дизельным маслом матрас и то, что ее нога горела. Она провела два месяца в больнице в Ингушетии на восстановлении, и в 2002 году была официально признана инвалидом.

По-видимому, заявительница не пыталась делать какие-либо прямые обращения в правоохранительные органы сразу после нападения. Тем не менее, вскоре после этого, события в Старопромысловском районе, включая факт покушения на жизнь заявительницы, стали известны соответствующим органам в результате отчетов НПО и средств массовой информации. Согласно данным, полученным от российского Правительства, нападение на заявительницу было предметом двух уголовных расследований, возбужденных в мае 2000 года и в сентябре 2003 года. В ходе расследования было установлено, что в ее задержании и расстреле виновны неизвестные лица в масках и камуфляжной форме, вооруженные автоматическим оружием. Установить личности виновных в ходе следствия не удалось. Факт причастности к преступлению служащих Министерства внутренних дел, Федеральной службы безопасности (ФСБ) или армии не установлен.

Решение ЕСПЧ

Суд постановил, что Российская Федерация нарушила статью 2 в виду своего ненадлежащего расследования нападения, угрожающего жизни заявителя. При том, что уголовное дело по факту нападения было возбуждено, оно имело ряд недостатков. Во-первых, имела место необъяснимая задержка сроком в три месяца между заявлениями, поданными в органы власти, и началом расследования. Во-вторых, несмотря на подробное описание заявительницей нападавших на нее лиц, не было предпринято никаких действий на основании ее описания. В-третьих, власти отказались провести баллистическую экспертизу, несмотря на то, что это могло бы иметь решающее значение для установления личности нападавших лиц. В-четвертых, участие заявительницы в расследовании было недостаточным, поскольку она не была в достаточной степени информирована о ходе расследования. И наконец, следствию не удалось установить даже военные подразделения и операции, проводимые ими в том районе в соответствующее время.

Суд установил еще одно нарушение статьи 2 Конвенции в отношении характера нападения на заявительницу. Суд учел, что при нападении была использована убойная сила такой степени и типа, что жизнь заявительницы была поставлена под угрозу. Ответственность за нападение может быть отнесена на счет Российской Федерации на том основании, что ни одна альтернативная версия событий не была выдвинута.

Наконец, Суд установил нарушение статьи 13 в отношении неспособности Российской Федерации обеспечить эффективное расследование нарушений статьи 2. Отсутствие тщательного и эффективного расследования лишило заявительницу возможности установить и наказать виновных в совершении преступления, вменяя российскому Правительству нарушение статьи 13 в совокупности со статьей 2.

Суд постановил выплатить заявительнице 50 000 евро в качестве компенсации морального ущерба.

.