Опубликовано: 19 Apr 2011

Матаева и Дадаева против России

Резюме судебных дел

49076/06
Дата решения: 19 апреля 2011 г.

Факты

Первая заявительница является женой, а вторая заявительница матерью Хамзата Тушаева, который пропал 8 июня 2006 года, когда он пошел в прокуратуру в Грозном, будучи вызванным на допрос. По словам первой заявительницы, она сопровождала своего мужа до прокуратуры в Грозном, охраняемом рядом контрольно-пропускных пунктов. Она прождала его на первом КПП до конца дня и в итоге ей сказали уйти. Первая заявительница незамедлительно уведомила власти об исчезновении своего мужа. Был осуществлен ряд следственных действий, включая проверку журнала регистрации посетителей, где стояла подпись мужа первого заявителя, подтверждающая его вход, допрос свидетелей, в том числе различных военнослужащих, находящихся при исполнении служебных обязанностей на различных контрольно-пропускных пунктах. Тем не менее, записи с подписью г-на Тушаева, подтверждающие выход, не были найдены, а офицер, дежуривший  в тот день, утверждал, что он не помнит, чтобы тот входил. Кроме того, следователь по уголовному делу, по поводу которого г-н Тушаев был вызван на допрос, заявил, что дело было закрыто как раз перед его исчезновением, и соответственно не было оснований вызывать его в прокуратуру.

Уголовное дело по факту исчезновения было возбуждено 26 июня 2006 года, однако неоднократно приостанавливалось и возобновлялось, не давая каких-либо результатов. Заявители не имели доступа к материалам дела и получали мало информации о ходе расследования.

Решение ЕСПЧ

Суд признал Россию ответственной за смерть родственника заявителей, в нарушение статьи 2. Суд счел утверждение Правительства о том, что родственник заявителей был похищен неизвестными похитителями с охраняемой территории с ограниченным доступом, в котором находились только правоохранительные учреждения, не убедительным.

Суд также установил факт нарушения процессуального аспекта статьи 2 в том, что расследование осложнялось задержками и недостатками, так как оно неоднократно приостанавливалось и возобновлялось. По мнению Суда, такие упущения показывали, что следственные органы не имели подлинной заинтересованности в раскрытии преступления и привлечении виновных к ответственности, и, таким образом, российским властям не удалось провести эффективное расследование уголовного дела.

В отношении заявителей, Суд счел, что они перенесли стресс и страдания в результате исчезновения их родственника и своей неспособности выяснить, что с ним случилось. Это вместе с порядком рассмотрения властями жалобы заявителей представляет собой бесчеловечное обращение в нарушение статьи 3.

Кроме того, Суд постановил, что родственник заявителей тайно содержался в заключении без каких-либо гарантий для защиты, содержащихся в статье 5, что представляет собой особо серьезное нарушение права на свободу и личную неприкосновенность.

И, наконец, имело место нарушение статьи 13 в совокупности со статьей 2, заключавшееся в том, что уголовное дело по факту исчезновения родственника заявителей было неэффективным и эффективность любого другого средства, которое могло бы существовать, была подорвана.

Суд постановил выплатить 35 000 евро первой заявительнице и 25 000 евро второй заявительнице в качестве компенсации морального ущерба.

.