Опубликовано: 12 Jul 2007

Магомадов и Магомадов против России

Резюме судебных дел

68004/01
Дата решения: 12 июля 2007 г.

Факты

Дело касается задержания и исчезновения брата заявителей в октябре 2000 года. После подачи дела в Европейский суд, второй заявитель также утверждал, что в апреле 2004 года другой его брат, первый заявитель, исчез при подозрительных обстоятельствах.

По словам заявителей, 2 октября 2000 года вооруженный отряд Федеральной службы безопасности (ФСБ) обыскал их дом. Брат заявителей был задержан и увезен людьми в военной форме, которые не предъявили никаких документов. С тех пор его никто не видел. Сразу же после его ареста семья начала его искать. Они подавали жалобы об исчезновении своего брата в несколько государственных органов, включая ФСБ и региональную и местную прокуратуру. 12 октября 2000 года начальник криминальной милиции Октябрьского временного отдела внутренних дел (ВОВД) в Грозном выдал свидетельство о том, что 2 октября 2000 года брат заявителей был задержан в селе Курчалой по подозрению в совершении тяжкого преступления, однако, отпущен утром 3 октября 2000 г. Было несколько других предположений различных правоохранительных органов об обстоятельствах и причинах задержания брата заявителей. Один факт был общепризнан, что он был доставлен в Октябрьский ВОВД 2 октября 2000 года, выпущен утром 3 октября 2000 года, и что никакие записи, относящиеся к его задержанию или освобождению, не были доступны. 9 декабря было возбуждено уголовное дело по факту похищения брата заявителей. Оно неоднократно приостанавливалось и возобновлялось, но ни личности виновных, ни местонахождение брата заявителей установлено не было. В то время как дело было на рассмотрении в Европейском суде, первый заявитель исчез при подозрительных обстоятельствах, и с 19 апреля 2004 года о нем ничего не известно.

Решение ЕСПЧ

В отношении статьи 2 Суд постановил, что брат заявителей должен считаться погибшим, так как никаких новостей о нем не было в течение шести лет после  его тайного задержания. Существовало достаточно доказательств, подтверждающих, что задержание было произведено неустановленными государственными служащими, и таким образом возложить ответственность за действия похитителей на Российскую Федерацию, в нарушение статьи 2.

Кроме того, Суд установил, что расследование по факту исчезновения брата заявителей было недостаточным. В дополнение к многочисленным задержкам в расследовании, властям не удалось установить и допросить сотрудников ФСБ, которые участвовали в аресте. Соответственно, было нарушение процессуального аспекта статьи 2.

В отношении статьи 3 Суд пришел к выводу, что заявители испытывали постоянный стресс и моральные страдания в результате исчезновения их брата и своей неспособности выяснить, что с ним случилось. В связи с этим, Суд постановил, что порядок, в котором властями были рассмотрены жалобы заявителей, приравнивается к бесчеловечному обращению, нарушающему статью 3.

Наконец, Суд постановил, что брат заявителей тайно содержался в заключении без каких-либо гарантий для защиты, требуемых в соответствии со статьей 5, таким образом, был установлен факт нарушения.

Суд постановил выплатить второму заявителю 40 000 евро в качестве компенсации морального ущерба.

Комментарий

После исчезновения первого заявителя в 2004 году, второй заявитель также утверждал, что это было связано с их обращением в Суд, что в результате привело к нарушению статьи 34. Суд, однако, считает, что в его распоряжении не было достаточного количества материала для утверждения того, что заявленное исчезновение первого заявителя было связано с рассмотрением дела в Европейском суде, что он был задержан представителями Государства или что Государство-ответчик иным образом нарушило свои обязательства в соответствии со статьей 34, препятствуя осуществлению права на подачу индивидуальной жалобы.

.