Опубликовано: 2 Dec 2019 | Автор Бен МакГауэн

Магнитский и другие против Российской Федерации

Резюме судебных дел

Форум: ЕСПЧ
Номер дела: 32631/09 и 53799/12
Дата решения: 27 августа 2019 года

Факты

Первым заявителем был Сергей Магнитский, руководитель налогового отдела московской юридической и аудиторской фирмы Firestone Duncan, которая консультировала иностранных инвесторов в России по налоговым вопросам. Среди его клиентов были российские дочерние компании Hermitage Capital, который в то время был крупнейшим иностранным инвестиционным фондом в России, возглавляемым известным инвестором и впоследствии активистом Уильямом Браудером. Жена и мать господина Магнитского продолжили его дело в качестве заявителей после его смерти в заключении через несколько месяцев после подачи жалобы. В Европейском суде их представляли Open Society Justice Initiative.

После рейда на офисы Firestone Duncan в 2007 году, якобы связанного с предполагаемым уклонением от уплаты налогов дочерней компанией Hermitage Capital, российский суд передал право собственности на три других дочерних компании Hermitage Capital без ведома последней. Новые владельцы подали заявление на возмещение налогов в размере около 5,4 млрд. рублей (примерно 145 млн. евро), которое было распределено на счета третьих сторон двумя банками, один из которых был быстро ликвидирован, а его записи были уничтожены после перечисления. Hermitage Capital начала уголовные разбирательства по факту незаконного перехода контроля над тремя дочерними предприятиями. Впоследствии господин Магнитский сделал заявления следователям и прессе о предполагаемом преступном поведении российских следственных органов в связи с передачей права собственности и возвратом налогов. Он пришел к выводу, что дочерние
компании были похищены с целью незаконного присвоения средств, составлявших сумму налогов.

Вскоре после этого господина Магнитского арестовали и обвинили в уклонении от уплаты налогов, предположительно совершенных по сговору с господином Браудером, соучредителем Hermitage Capital. Господина Магнитского поместили в следственный изолятор на 11 месяцев. Находясь в заключении, он неоднократно жаловался на плохое состояние здоровья, и ему был поставлен диагноз желчнокаменная болезнь и хронический холецистопанкреатит. Впоследствии господина Магнитского перевели в другой следственный изолятор, который по его словам не предоставлял необходимых медицинских услуг. Сотрудники тюрьмы неоднократно игнорировали просьбы о лечении, несмотря на то, что он страдал от сильной боли. В конечном итоге господина Магнитского перевели в третью тюрьму, где он смог получить медицинскую помощь. Он скончался в заключении 16 ноября 2009 года, предположительно после того, как начал вести себя агрессивно в ожидании лечения, в ответ на что на него надели наручники и избили резиновой дубинкой.

Российские власти провели расследование его смерти, но никого не призвали к уголовной ответственности. Судебное разбирательство против господина Магнитского продолжалось и после его смерти, и в июле 2013 года его посмертно признали виновным в уклонении от уплаты налогов.

Решение

Суд признал множество нарушений. Во-первых, заявителя держали в условиях серьезно переполненной камеры, что являлось бесчеловечным и унижающим достоинство обращением в нарушение Ст. 3 Европейской конвенции по правам человека (ЕКПЧ). Во-вторых, досудебное задержание господина Магнитского продлевали несколько раз по недостаточно обоснованным причинам (в нарушение Ст. 5(3) ЕКПЧ). В частности, Суд установил, что российские суды фактически изменили презумпцию в пользу освобождения, заявив, что при отсутствии новых обстоятельств мера пресечения (содержание под стражей) должна оставаться в силе.

Кроме того, рассмотрев события, связанные со смертью господина Магнитского, Суд установил, что полученные им телесные повреждения “могли быть получены в результате избиения сотрудниками тюрьмы” и представляли собой бесчеловечное и унижающее достоинство обращение, которое власти не расследовали в нарушение как материальных, так и процессуальных частей

Ст. 3. Господин Магнитский также был лишен (в течение нескольких месяцев, предшествовавших его смерти, и особенно критически в день его смерти) жизненно необходимой медицинской помощи, что равносильно нарушению позитивных обязательств государства по защите права на жизнь по материальной части Ст. 2 ЕКПЧ. Ввиду отсутствия эффективного расследования обстоятельств смерти господина Магнитского, Суд также установил нарушение процессуального аспекта Ст. 2 ЕКПЧ.

Наконец, Суд установил, что посмертное разбирательство и осуждение господина Магнитского нарушило право на справедливое судебное разбирательство на основании присущей им несправедливости и несоответствия презумпции невиновности (в нарушение Ст. 6(1) и (2) ЕКПЧ). Суд отклонил жалобу по Ст. 5(1) ЕКПЧ о признании ареста и задержания господина Магнитского необоснованными.

Жене и матери господина Магнитского назначили 34 тысячи евро компенсации нематериального ущерба.

Комментарий

Сергей Магнитский широко известен как разоблачитель: он раскрыл и публично сообщил о предполагаемой краже более 145 миллионов евро из российского казначейства. Его смерть привела к ратификации в США Акта Магнитского 2012 года. Закон предусматривал санкции против некоторых российских чиновников, причастных к смерти господина Магнитского и / или считающихся ответственными за серьезные нарушения прав человека. В 2016 году Конгресс США принял глобальный закон Магнитского, который разрешил правительству США вводить запреты на выдачу виз и целенаправленные санкции против коррумпированных чиновников иностранных правительств, причастных к нарушениям прав человека или значительным актам коррупции в любой точке мира. Ряд других стран, включая Канаду, Литву, Эстонию, Латвию и Великобританию, приняли свое собственное законодательство в русле закона Магнитского. Также росло давление на ЕС с призывами последовать этому примеру. В марте 2019 года Европейский парламент поддержал резолюцию, призывающую к новым санкциям ЕС против нарушений прав человека и против неофициальных лиц, ответственных за серьезные нарушения прав человека. Совет формально не представил инициативу на обсуждение. Однако неофициальные закулисные обсуждения продолжаются в рабочих группах Совета. Такое законодательство, являющееся частью общей внешней политики ЕС и политики безопасности, требует единогласного решения Совета.

Это решение придает дополнительный вес аргументу за расширение и применение этих законов и санкций, а также обеспечивает некоторую долю справедливости для семьи и сторонников господина Магнитского. Оно также подтверждает позитивную обязанность государств обеспечивать задержанным адекватную и своевременную медицинскую помощь во время содержания под стражей, что в противном случае (как продемонстрировало данное дело), может привести к тому, что власти будут нести ответственность за необоснованное создание угрозы для жизни заключенных. Оно решительно критикует усилия российского правительства оказаться от презумпции в пользу освобождения в соответствии со Ст. 5 (1); и подтверждает подход Европейского Суда к присущей несправедливости посмертных приговоров.

Вы можете прочитать полный текст решения и пресс-релиз Суда на портале HUDOC.

 

.