Опубликовано: 24 May 2011

Мааевы против России

Резюме судебных дел

№ 7964/07
Дата решения: 24 мая 2011 г.

Факты

Сын заявителей был похищен и убит российскими военнослужащими в ходе тайных операций по обеспечению безопасности в марте 2003 года в Чеченской Республике.

Примерно в 2:00 10 марта 2003 года около 10 человек в камуфляжной форме ворвались в их дом, в котором они проживали вместе со своим сыном. Все вторгшиеся лица были в масках, вооружены автоматами и говорили по-русски без акцента. Заявителям, угрожая автоматами, приказали не двигаться, в то время как вооруженные люди вошли в комнату сына. После того, как вооруженные люди покинули дом, заявители поняли, что они забрали с собой их сына. С той ночи никаких известий об их сыне не было.

Сразу же после инцидента заявители сообщили в полицию о похищении их сына. Они также обращались в письменной форме в различные другие органы власти. Уголовное дело было возбуждено 20 марта 2003 года, после чего был опрошен ряд свидетелей. Расследование приостанавливалось и возобновлялось несколько раз, и заявители не были проинформированы о ходе и результатах следствия. Заявители безуспешно жаловались в суд на то, что расследование было неэффективным. В результате другой жалобы суд предоставил им доступ к материалам дела.

Решение ЕСПЧ

Суд пришел к выводу, что заявители подавали последовательные заявления о задержании сына. Группа вооруженных людей в камуфляжной форме имела возможность свободно перемещаться через различные блокпосты во время комендантских часов. Все данные свидетельствуют о том, что похитителями были государственными служащими, арестовавшие сына заявителей во время тайных операций по обеспечению безопасности. Исходя из отказа Правительства представить все необходимые документы, связанные с расследованием, или предоставить какие-либо другие правдоподобные объяснения исчезновения сына заявителей, Суд счел, что он должен быть признан погибшим после его тайного задержания государственными служащими. Суд пришел к выводу, что имело место нарушение статьи 2.

Суд установил еще одно нарушение статьи 2 по процессуальным основаниям, заключавшееся в том, что уголовное дело по факту исчезновения сына заявителей было возбуждено только через 10 дней после указанных событий и были допущены неоправданные задержки в осуществлении необходимых следственных действий.

В отношении самих заявителей, Суд пришел к выводу, что они испытывали стресс и страдания в результате исчезновения их сына и своей неспособности выяснить, что случилось с ним, что представляет собой бесчеловечное обращение в нарушение статьи 3.

Суд также постановил, что сын заявителей был подвергнут тайному задержанию без каких-либо гарантий для защиты, содержащихся в статье 5, что представляет собой особо серьезное нарушение права на свободу и личную неприкосновенность, закрепленного в этом положении.

Тот факт, что уголовное расследование по факту исчезновения сына заявителей было неэффективным, а эффективность любого другого средства, которое могло бы существовать, была подорвана, составляет нарушение статьи 13 в совокупности со статьей 2.

Суд постановил выплатить заявителям 60 000 евро в качестве компенсации морального ущерба.

.