Опубликовано: 2 Oct 2008

Льянова и Алиева против России

Резюме судебных дел

№ 12713/02 и 28440/03
Дата решения: 02 октября 2008 г.

Факты

Заявителями являются матери двух подростков, которые пропали без вести в июне 2000 года. Сыновья заявителей были друзьями, они остались ночевать в доме друга 28 июня и с тех пор их больше не видели. В ответ на запросы утром 29 июня 2000 года группа военнослужащих сообщила заявителям, что они задержали их сыновей и направили в Ханкалу, в главную российскую военную базу в Чечне. Сразу после этой новости, заявители и другие члены их семей начали искать их. Неоднократно, как лично, так и в письменной форме, они обращались в прокуратуру на различных уровнях, к военным командирам, в административные органы, средства массовой информации и к общественным деятелям. Заявители лично посещали следственные изоляторы, полицейские участки, военные базы и тюрьмы, как в Чечне, так и за пределами Северо-Кавказского региона. В августе 2000 года было возбуждено уголовное дело по факту исчезновения сыновей заявителей в ночь на 28-29 июня 2000 года, однако это не привело к каким-либо ощутимым результатам, и виновные установлены не были.

Решение ЕСПЧ

При рассмотрении статьи 2 и, в частности, причастности к исчезновению сыновей заявителей органов власти, Суд принял к сведению информацию, поданную в официальном докладе командиром спецназа полиции (ОМОН) Пскова. В докладе указывалось подробное описание специальной операции, проведенной в ночь исчезновения сыновей заявителей на назначенной улице и арест трех молодых людей чеченской национальности в возрасте от 15 до 20 лет. Суд установил, что двое из этих молодых людей были сыновьями заявителей. Никаких известий о подростках с момента их исчезновения не было, и Правительство России не представило каких-либо дополнительных объяснений. В контексте конфликта в Чечне, отсутствия сыновей заявителей и любых известий о них в течение семи лет, Суд пришел к выводу, что подростки должны были быть признаны погибшими после их тайного задержания российскими военнослужащими. Отмечая, что власти не оправдали применение силы со смертельным исходом своими служащими, Суд пришел к выводу, что имело место нарушение статьи 2.

Суд также постановил, что существует еще одно нарушение статьи 2 Конвенции в отношении неспособности российских властей провести эффективное уголовное расследование обстоятельств исчезновения сыновей заявителей.

Кроме того, Европейский Суд отметил, что заявители испытывали и продолжают испытывать эмоциональный стресс и моральные страдания в результате исчезновения своих родственников и неспособности выяснить, что с ними случилось. Кроме того, способ, которым их жалобы были рассмотрены властями, представляет собой бесчеловечное обращение в нарушение статьи 3.

Суд также установил, что сыновья заявителей были подвергнуты тайному задержанию без каких-либо гарантий для защиты, содержащихся в статье 5, что представляет собой особо серьезное нарушение права на свободу и личную неприкосновенность.

Учитывая неэффективность и недостаточность расследования по факту исчезновения сыновей заявителей, а также отсутствие каких-либо эффективных средств правовой защиты, Суд постановил, что имело место нарушение статьи 13 Конвенции в отношении предполагаемого нарушения статьи 2.

Наконец, Суд постановил, что имело место несоблюдение статьи 38(1)(а) в том, что Правительство отказалось представить документы, запрошенные Судом.

Суд постановил выплатить каждому заявителю по 35 000 евро в качестве компенсации морального ущерба.

.