Опубликовано: 28 May 2019 | Бен Ллойд

Либлик и другие против Эстонии

Резюме судебных дел

Форум: ЕСПЧ

Номер дела:  173/15 и пять других

Дата решения: 28 мая 2019 года

Факты

Заявление подали четыре частных лица и две компании (третий заявитель был членом советов правления этих компаний). Четвертый заявитель был членом эстонского парламента во время рассмотрения уголовного дела.

В период с августа 2005 года по октябрь 2006 года Служба внутренней безопасности проводила секретное наблюдение и прослушивание заявителей на основе решений о предоставлении разрешения прокурором или судьей предварительного расследования. Согласно внутреннему законодательству, оба типа разрешения должны включать доводы, указывающие о существовании обоснованного подозрения того, что было совершено преступление и тайное наблюдение было крайней мерой. Решения судей давали общие доводы необходимости наблюдения. В решениях прокуроров доводов не было вовсе.

Уголовное разбирательство, начатое эстонскими властями, рассматривало подозрения в коррупционной деятельности, связанной с обменом участков земли в природоохранных зонах на участки земли в зонах, где разрешено строительство. Суд первой инстанции снял с заявителей обвинения, признав, что доказательства, полученные в результате тайного наблюдения, неприемлемы для рассмотрения, так как были получены незаконным путем.  Это решение было отменено при апелляционном рассмотрении: апелляционный суд и Верховный суд приняли доказательства к рассмотрению и признали заявителей виновными.

Решение

Суд не обнаружил нарушения Статьи 6(1) (длительность уголовного разбирательства). Рассматриваемое уголовное дело было “в значительной степени сложным”, включало в себя нескольких обвиняемых, многочисленных свидетелей и “скрытые правонарушения” в виде даваемых и принимаемых взяток, из-за чего сбор доказательств был затруднителен. В этом процессе не было периодов бездеятельности или задержек, и ни одна сторона разбирательства не продлевала разбирательство несоответствующим образом. Все разбирательство (от шести лет восьми месяцев до восьми лет девяти месяцев) не превысило длительность, допустимую при существующих обстоятельствах.

Суд признал нарушение права на уважение частной жизни и переписки (Статья 8 ЕКПЧ). Эти вмешательства не соответствовали внутреннему законодательству (разрешение на тайное наблюдение и прослушивание должно быть обосновано), и таким образом были противозаконными. В решениях судей предварительного расследования содержались только “поверхностные и декларативные утверждения”, а в разрешениях прокуратуры и вовсе не было обоснований. Предоставление обоснований для разрешений задним числом “открыло путь произволу вопреки гарантиям Статьи 8” (Драгоевич против Хорватии, Dragojević v Croatia, No. 68955/11, 15.1.15, пункт 98).

Суд присудил второму и третьему заявителю, а также первой и второй компании-заявителю €2000 компенсации нематериального ущерба.

Комментарий

Опираясь, среди прочего, на принципы, установленные Большой Палатой в делах Романа Захарова против Российской Федерации (Roman Zakharov v Russia, No. 47143/06, 4.12.15) и Драгоевича против Хорватии, подход Суда к Статье 8 был скорее подтверждающим, чем инновационным. Это решение обращает внимание на принцип верховенства права, гласящий, что “выражение судебного усмотрения, возложенного на исполнителя или судью, в виде неограниченных полномочий категорически не соответствует верховенству права”. Допустить использование недостаточных обоснований для тайного наблюдения и использовать оправдания с обратной силой для того, чтобы исправить эти промахи, учитывая всю опасность произвола, которую это  вызовет, будет явным нарушением идеала верховенства права.

В июле 2019 года Большая Палата продолжит рассматривать соответствие разных режимов наблюдения с ЕКПЧ в делах Big Brother Watch и другие против Соединенного Королевства (Big Brother Watch and Others v. the United Kingdom) и Центр правосудия против Швеции (Centrum för rättvisa v. Sweden).

Вы можете прочитать полный текст решения на портале HUDOC.  

.