Опубликовано: 29 Apr 2008

Капланова против России

Резюме судебных дел

№ 7653/02
Дата решения: 29 апреля 2008 г.

Факты

Дело касалось заявления г-жи Каплановой о том, что ее сын и зять были похищены из их семейного дома российскими военнослужащими и впоследствии убиты. По словам очевидцев, 12 мая 2001 года около 10:30 группа в составе примерно 20 федеральных военнослужащих прибыла к дому заявителя на шести бронетранспортерах. Военнослужащие были в масках и камуфляжной форме и вооружены пулеметами. Они взломали дверь и обыскали дом, без предъявления каких-либо документов, санкционирующих обыск. Забрали с собой сына заявительницы, ее зятя и соседа, который зашел к ним в гости, и уехали в сторону Грозного. На следующий день сосед был освобожден. Он сообщил заявительнице, что они были доставлены в Старопромысловский ВОВД. С тех пор ни сына, ни зятя заявительницы никто не видел. Заявительнице был предоставлен статус потерпевшей 30 октября 2002 года, но она была лишена доступа к материалам дела. В мае 2004 года она подала жалобу на следственные органы, утверждая, что они не смогли провести эффективное расследование по факту исчезновения ее сына и зятя. Ее жалоба была впоследствии отклонена. В течение периода с 15 июля 2004 г. по 22 декабря 2006 г. следствие приостанавливалось и возобновлялось восемь раз. Оно не смогло определить лиц, ответственных за исчезновение сына и зятя заявительницы.

Решение ЕСПЧ

Суд установил нарушение основного аспекта статьи 2. Он подтвердил, что в контексте чеченского конфликта, когда люди похищались неустановленными представителями власти, это действительно могло считаться опасным для жизни. Это предположение подтверждалось тем фактом, что никаких известий об обоих мужчинах не было в течение шести лет.

Также был установлен факт нарушения процессуального аспекта статьи 2. Власти не смогли провести эффективное расследование по факту смерти двух мужчин. Неоднократное приостановление и возобновление расследования не могло не сказаться отрицательно на перспективах установления истины. Кроме того никакой реальной попытки найти виновных не было предпринято, несмотря на соответствующую информацию, установленную на ранних стадиях следствия.

В отношении статьи 5 Суд счел, что эти люди тайно содержались в заключении без каких-либо гарантий для защиты, а затем исчезли. Суд постановил, что это было несовместимо с основной целью статьи 5.

Это дополнительно привело к выводу о нарушении статьи 13 в отношении предполагаемого нарушения статьи 2 Конвенции, поскольку заявительнице не были доступны эффективные применимые средства правовой защиты.

Суд постановил выплатить заявительнице 70 000 евро в качестве компенсации морального ущерба.

Комментарий

Как и в большинстве дел по факту исчезновений людей в Чечне, Правительство отказалось предоставить копию уголовного дела, возбужденного по факту исчезновения сына и зятя заявительницы. Суд пришел к выводу, что доводы, приведенные Правительством для сокрытия ключевой информации, были недостаточными. Сокрытие такой информации препятствовало рассмотрению Судом жалобы заявительницы.

Отмечая важность сотрудничества Правительства в судебных разбирательствах в рамках Конвенции, и принимая во внимание трудности, связанные с установлением фактов в таких делах, своим отказом в предоставлении запрашиваемых документов, российское правительство нарушило свои обязательства в соответствии со статьей 38(1).

.