Опубликовано: 24 Feb 2005

Исаева, Юсупова и Базаева против России

Резюме судебных дел

57947/00, 57948/00, 57949/00
Дата решения: 24 февраля 2005 г.

Факты

Три заявительницы были в составе большой конвоируемой автоколонны, которая пыталась проехать из Грозного в Ингушетию в октябре 1999 года через «гуманитарный коридор». Он предположительно был организован для гражданских лиц, спасающихся бегством от боевых действий в Грозном. Дорога была перекрыта российскими военными на границе Чечни и Ингушетии. Через несколько часов было объявлено, что в этот день пропуск через границу не будет разрешен и колонна машин начала расти. Вскоре после этого, два российских военных самолета пролетели над колонной и сбросили бомбы. В результате, двое детей первой заявительницы были убиты, а первая и вторая заявительницы получили ранения. Автомобиль и имущество третьей заявительницы были уничтожены.

3 мая 2000 года военный прокурор Северо-Кавказского военного округа возбудил уголовное дело по факту воздушной бомбардировки конвоя беженцев. Следствие подтвердило факт бомбардировки, смерти родственников первой заявительницы и ранение второй заявительницы. Он также определил личности двух пилотов, которые открыли огонь по колонне и оператора диспетчерского пункта, который дал разрешение на использование боевого оружия. Однако в сентябре 2001 года следствие было закрыто из-за отсутствия состава преступления.

Решение ЕСПЧ

При рассмотрении статьи 2, Суд отметил, что в контексте конфликта в Чечне в то время, военные имели основания полагать, что имело место нападение или риск нападения, и что воздушный удар был законной реакцией на это. Однако Суд установил, что нападение не было абсолютно необходимым. Власти должны были знать об объявлении гуманитарного коридора для беженцев, покидающих Грозный, и присутствии гражданских лиц в этом районе. Из этого следует, что, даже если предположить, что военные преследовали законную цель, операция была спланирована и проведена без должной заботы о жизни гражданского населения. Суд установил факт нарушения статьи 2 Конвенции в том, что Государство не в состоянии было защитить право на жизнь трех заявительниц и двух детей первой заявительницы.

Суд установил еще один факт нарушения статьи 2 в том, что расследование уголовного дела по факту нападения не было эффективным и имело ряд недостатков. Следствие не приняло достаточных мер для выявления других жертв и возможных свидетелей нападения. Кроме того, допрос заявительниц и признание их потерпевшими по делу были осуществлены со значительной задержкой.

В отношении третьей заявительницы, чьи семейные транспортные средства и предметы домашнего обихода были уничтожены в результате воздушного нападения, Суд признал серьезное и необоснованное посягательство на ее мирное пользование своим имуществом в нарушение статьи 1 Протокола 1.

Наконец, Суд установил факт нарушения статьи 13 в том, что расследование уголовного дела было неэффективным, ввиду отсутствия достаточной объективности и тщательности, а также других эффективных средств правовой защиты, доступных заявителям.

Суд постановил выплатить 25 000 евро первой заявительнице, 15 000 евро второй заявительнице и 5 000 евро третьей заявительнице в качестве компенсации морального ущерба, а также 12 000 евро третьей заявительнице в качестве компенсации материального ущерба.

.