Опубликовано: 12 Mar 2019 | Гарриет Блэнд

Дрелингас против Литвы

Резюме судебных дел

Форум: ЕСПЧ
Номер дела: 28859/16
Дата постановления: 12 марта 2019 года

Факты

Заявитель Станисловас Дрелингас – гражданин Литвы, который в советское время был старшим офицером в советских службах безопасности МГБ и КГБ. В 1956 году он участвовал в операции по задержанию двоих членов организованного движения национального литовского сопротивления советскому режиму. Одного из задержанных участников сопротивления пытали и расстреляли в 1957 году, а второго приговорили к восьми годам заключения в сибирских лагерях. В 2014 году (после того, как Литва добилась независимости) заявителя признали виновным в геноциде за его роль в аресте участников сопротивления на основании того, что они как противники советской оккупации Литвы принадлежали к определенной “национально-этническо-политической группе”. Изначально заявителя приговорили к пяти годам заключения, которые Верховный суд Литвы сократил до пяти месяцев. Верховный суд пересмотрел этот приговор и срок в свете решения Большой Палаты ЕСПЧ по делу Василяускаса против Литвы (Vasiliauskas v Lithuania [GC], No. 35343/05, 20.10.2015), которым признание заявителя виновным в геноциде в отношении убийства участников литовского подпольного движения в 1953 году являлось нарушением Статьи 7 (нельзя наказывать без отсутствие закона). Однако в данном деле Верховный суд признал участников сопротивления членами “национальной” группы, категории, подпадающей под защиту Конвенции о геноциде. Таким образом, приговор господина Дрелингаса был ожидаем, учитывая его высокую должность в рамках операции 1956 года и полное понимание ее цели: уничтожение национально-этнически-политической группы.

Заявитель обратился с жалобой в ЕСПЧ, утверждая, что его приговор был вынесен с обратной силой и, таким образом, являлся нарушением Статьи 7, так как толкование геноцида внутренним судом было слишком широким и не основывалось на толковании этого преступления в международном публичном праве. Он оспаривал значимость его роли в аресте участников сопротивления и справедливость привлечения его к ответственности за последующие события, а именно за их заключение и расстрел.

Решение

Полагаясь на основные принципы, положенные в деле Василяускаса, ЕСПЧ решением пяти голосов против двух постановил, что тот факт, что заявитель лично не принимал решение о расстреле или депортации участников сопротивления, не являлся для государства причиной не обвинять его в геноциде. Заявителю было достаточно известно о методах МГБ/КГБ для того, чтобы предвидеть их судьбу, и он не имел права игнорировать вопиющие преступления против прав человека, когда следовал приказу. Поэтому ЕСПЧ постановил, что нарушения Статьи 7 не было. Верховный суд предоставил детальное объяснение того, почему участники сопротивления составляли значительную часть защищаемой национальной и этнической группы благодаря их роли в защите национальной идентичности, культуры и самосознания литовской нации. Кроме того, институты внутреннего законодательства, в том числе и Верховный суд, приняли во внимание постановление Большой Палаты по делу Василяускаса, исправили недостатки и неясности, указанные в этом деле, и пояснили причину нарушения Конвенции. В отличие от дела Василяускаса, слушание и приговор заявителя по обвинению в геноциде были очевидными и не нарушали Статью 7.

Комментарий

ЕСПЧ вновь указал на то, что первоочередная ответственность за защиту прав ЕКПЧ лежит на государстве, а не на Страсбурге. Решение ЕСПЧ показало, что дела Василяускаса и Дрелингаса – это хорошие примеры эффективной реакции внутренних судов на постановления ЕСПЧ: власти Литвы приняли вывод по Статье 7 в деле Василяускаса и прояснили процедуру уголовного кодекса и внутреннего законодательства согласно ЕСПЧ.

В качестве особых мнений судьи Моток (Румыния) и Ранцони (Лихтенштейн) выразили несогласие с выводом Суда об отсутствии нарушения Статьи 7, так как заявитель не мог в 1956 году предвидеть, что его действия могут оказаться преступными и способствовать геноциду. Судья Моток, характеризуя дело как “сложное и деликатное”, заключил, что решение Суда ознаменовало значительную перемену в его практике (и расширил понятие геноцида за пределы подхода международного криминального права), что должно осуществляться только Большой Палатой.

Обозреватели заметили, что решение по делу Дрелингаса признает “этно-политический” геноцид, таким образом расширяя сферу охвата понятия геноцида до политических групп. В этом случае оно бросает вызов общепринятой точке зрения о том, что репрессивная политика СССР не может считаться геноцидом, так как проводилась против социальных или политических групп, а не на основе национальности или этничности.

Ожидает решения запрос на препровождение этого дела на рассмотрение Большой Палатой. .

Вы можете прочитать полный текст решения и пресс-релиз Суда на портале HUDOC.

.