Опубликовано: 4 Nov 2019 | Башак Кючюк

Грузия против Российской Федерации (I) [БП]

Резюме судебных дел

Форум: ЕСПЧ (БП)
Номер дела: 13255/07
Дата постановления: 31 января 2019 года

Факты

В этом деле рассматривалось выдача Россией указов о депортации более чем 4600 граждан Грузии и задержании и насильном выдворении из страны как минимум 2380 граждан Грузии осенью 2006 года. В своем решении по существу дела 3 июля 2014 года Большая Палата постановила, что “согласованная политика арестов, задержаний и депортации граждан Грузии” Российской Федерацией являлась административной деятельностью, нарушающей Ст. 3 (запрещение бесчеловечного или унижающего достоинство обращения), Ст. 5(1) (право на свободу и личную неприкосновенность) и Ст. 4 Протокола №4 (запрещение коллективной высылки иностранцев). Он также установил нарушение Ст. 5(4) (право на рассмотрение судом правомерности заключения), Ст. 13 (право на эффективное средство правовой защиты) в сочетании со Ст. 3 и 5(1), а также Ст. 38 (обязательство создать все необходимые условия). Суд отложил свое решение по требованию справедливой компенсации правительства Грузии (Ст. 41), ожидая переговоров между участниками и подачи соответствующих материалов в Суд.

Решение

Суд постановил, что Ст. 41 позволяет назначить средства устранения  последствий нарушения участникам-государствам в межгосударственных делах, в соответствии со своим решением по делу Кипр против Турции (Cyprus v. Turkey, № 25781/94, 12.05.14), где он указал три фактора, которые следует принимать во внимание: “(1) тип жалобы, поданной правительством-заявителем, который должен относиться к нарушению основополагающих прав человека своих граждан (или других жертв), (2) возможно ли было идентифицировать жертв и (3) главную цель инициирования судебного разбирательства”. Суд установил, что жалоба Грузии отвечала всем трем требованиям: она относилась к практике “арестов, задержаний и коллективной высылки граждан Грузии” со стороны России в нарушение обязательств последней согласно ЕКПЧ; Грузия также смогла предоставить “детальный список”, устанавливающий личности жертв; и Грузия подала заявление на судебное разбирательство, чтобы обеспечить компенсацию для жертв, чьи личности были установлены, без “цели получить компенсацию для Государства”. Суд отметил, что межгосударственное дело в отношении справедливой компенсации отличалось от индивидуальных заявлений (как, например, по делу Бердзенишвили и другие против Российской Федерации (Berdzenishvili and others v Russia, №№ 14594/07 и 6 других, 20.12.16), которые имели отношение к этому межгосударственному делу.

Основываясь на списке, включающем более 1500 граждан Грузии, которые стали жертвами нарушения по меньшей мере Ст. 4 Протокола №4, и принципах, взятых из дела Кипр против Турции, Варнава и другие против Турции [БП] (Varnava and others v Turkey [GC], № 16064/90 и 8 других, 18.9.09), Саргсян против Азербайджана  [БП] (Sargsyan v Azerbaijan (справедливая компенсация) [GC], № 40167/06, 12.12.17) и Чигаров против Армении  [БП] (Chiragov v Armenia (справедливая компенсация) [GC], № 13216/05, 12.12.17), Суд назначил Грузии компенсацию нематериального ущерба в размере 10 миллионов евро (за травмы, психологический стресс, переживания и унижения). Правительство Грузии обязано реализовать механизм под контролем Комитета министров для распределения присужденной суммы среди 1500 идентифицированных граждан Грузии (2 тыс. евро жертвам только нарушения Ст. 4 Протокола №4, 10-15 тыс. евро жертвам также нарушений Ст. 5(1) и 3).

Комментарий

Своим решением по этому делу Суд закрепляет прецедент назначения компенсации за нематериальный ущерб в межгосударственных делах. В целом, доля выплат по справедливым компенсациям, совершенных государствами в указанный срок, составляла 84% в 2012 году, но с тех пор снижается волнующим образом: в 2015 году она достигла 77%, а в 2018 году – 68%.  Вопрос об исполнении решения о справедливой компенсации по делу Кипр против Турции до сих пор рассматривается в Комитете министров, так как Турция отказалась платить (CM/Del/Dec(2019)1340/H46-23). Относительно дела Грузия против Российской Федерации (I), в сентябре 2019 года Комитет министров (КМ) опубликовал решение, согласно которому крайний срок оплаты Россией суммы компенсации истек 30 апреля 2019 года, и она до сих пор не была произведена. КМ подчеркнул, что согласно Статье 46(1) Конвенции, существует безусловное обязательство оплачивать присужденную справедливую компенсацию, и призвал российские власти выплатить полную сумму без задержек, в том числе штрафной процент за невыполненное обязательство. КМ пересмотрит это дело, когда соберется в декабре 2019 года.

Суд предписал Грузии создать эффективный механизм для распределения присужденных выплат отдельным жертвам под контролем Комитета министров. Это решение подверг критике судья Дедов в своем особом мнении, выразив сожаление, что Суд не позволил правительству России напрямую распределить компенсацию, работая совместно с правительством Грузии, что, по его словам, компрометирует статус Российской Федерации как члена Совета Европы.

Вы можете прочитать полное постановление на портале HUDOC.

.