Опубликовано: 4 Nov 2019

Горлов и другие против России

Форум: ЕСПЧ
Номера дел: 27057/06 и еще два
Дата решения: 2 июля 2019 года

Факты

Дело началось с трех исков против Российской Федерации от российских граждан, которые либо находились в заключении, либо ранее содержались в СИЗО. Каждый из них был под постоянным видеонаблюдением в своей камере, проверку которого осуществляли тюремные охранницы; этим, по их мнению, нарушалось их право на частную жизнь.

В точно не установленный день третий заявитель подал жалобу на это наблюдение в Ингодинский районный суд. В июле 2013 года этот суд отклонил его жалобу, отмечая, что в Статье 83 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации и в Статье 34(1) закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» позволяется использовать аудио- и видеотехнику для надзора и контроля с целью предотвращения побегов и других нарушений внутреннего порядка, и что Конституционный суд ранее признал, что видеонаблюдение обеспечивает личную безопасность задержанных, уважение их прав и выполнение ими своих обязательств.

В сентябре 2013 года Забайкальский районный суд оставил в силе постановление суда первой инстанции.

Решение

Суд признал, что постоянное видеонаблюдение за заявителями нарушило их право на уважение частной жизни вопреки Ст. 8. Факт вмешательства в право, гарантированное Ст. 8, не оспаривался.

Хотя, согласно доводам российских властей, Уголовно-исполнительный кодекс РФ и закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» разрешают использование видеонаблюдения, осуществляемого таким образом, Суд постановил, что российская нормативно-правовая база в вопросе видеонаблюдения над заключенными не соответствует требования “качества закона” (правовой определенности) Конвенции и что видеонаблюдение за заявителями, таким образом, “не было законным”.

Российское законодательство предоставило руководству тюрем и следственных изоляторов неограниченные полномочия производить постоянное видеонаблюдение: “оно не определяет с достаточной ясностью границы этих полномочий и способы их осуществления, и соответственно, не предоставляет лицам надлежащей защиты против произвола… [Н]ациональная нормативно-правовая база наделяет…  неограниченными полномочиями, позволяющими поместить каждого гражданина в следственном изоляторе или тюремном заключении под постоянное, то есть круглосуточное, видеонаблюдение, без ограничений, в любой части учреждения, включая камеры, на неопределенный период времени, без регулярных проверок“. Хотя может возникать необходимость осуществлять надзор над определенными помещениями или заключенными, российское законодательство не обеспечивает заключенных никакими юридическими или иными средствами защиты.

Кроме того, Суд установил нарушение Ст. 13 (право на эффективное средство правовой защиты) в сочетании со Ст. 8 на основании того, что в системе внутренних судов не было эффективного средства правовой защиты, которое позволило бы пострадавшим оспорить видеонаблюдение (второй и третий заявители).

Комментарий

Неоспоримым являлся факт того, что национальным законодательством позволялось осуществлять видеонаблюдение на таком уровне. Нарушение возникло не от несоблюдения внутреннего законодательства, а от некорректности самих законов. Эти закон не были “в достаточной мере ясными, точными и детальными для обеспечения соответствующей защиты против произвольного вмешательства власти” в права, гарантированные Ст. 8.

Суд отказал (5-2) в назначении компенсации нематериального ущерба, учитывая, среди прочего, что постановление имело бы последствия, выходящие за рамки дела. Двое судей, выразивших особое мнение, назвали это “серьезной ошибкой” и истолковали это решение как более снисходительное, в том числе касательно невыплаты компенсаций, в адрес тех государств-участников, которые менее склонны выполнять решения ЕСПЧ. В своем категорически звучащем мнении судьи отметили, что решением большинства является “наказание заявителей, чьи жалобы кажутся Суду требующими структурных изменений в соответствующем государстве-участнике. На самом деле, Суду следует поддерживать тех заявителей, что разоблачают систематические нарушения Конвенции, одновременно стремясь добиться справедливости для себя лично”.

Вы можете прочитать полный текст постановления на портале HUDOC.  

Вы можете прочитать статью доктора Вероники Фикфак в Блоге ЕHRAC о компенсации за моральный ущерб.

 

 

.