Опубликовано: 4 Dec 2008

Берзункаева против России

Резюме судебных дел

№ 27233/03
Дата решения: 04 декабря 2008 г.

Заявительница утверждала, что 13 июня 2001 года ее сын был избит, а затем похищен из своего семейного дома вооруженными людьми в камуфляжной форме и масках. По мнению заявительницы, похитители действовали таким образом, как при проведении операции по обеспечению безопасности, и они разговаривали на русском языке без акцента. С тех пор от сына заявительницы не было никаких известий.

Заявительница пыталась найти своего сына и заявила, что ей было сказано сотрудником районной администрации, что в течение ночи двенадцать сомнительных лиц, в том числе и ее сын, были задержаны и направлены в Чеченскую Федеральную службу безопасности (ФСБ) Департамента Урус-Мартан. В течение следующих нескольких дней это было подтверждено различными официальными лицами, но вскоре после этого последовало опровержение. 28 июня 2001 года было возбуждено уголовное дело, которое впоследствии неоднократно приостанавливалось и возобновлялось. В сентябре 2003 года заявительница была признана потерпевшей по уголовному делу в связи с похищением ее сына «неустановленными лицами в камуфляжной форме и масках, вооруженными автоматическим оружием». Ни факт участия федеральных военнослужащих в задержании, ни факт похищения сына заявительницы установлен не был.

Решение ЕСПЧ

При рассмотрении жалоб заявительницы в соответствии со статьей 2, Суд установил, что ее аргументы были последовательными и убедительными, представляя полную картину похищения ее сына. Принимая во внимание предыдущие судебные дела об исчезновениях людей в Чечне и отсутствие сына заявительницы или каких-либо сведений о нем в течение более семи лет, Суд пришел к выводу, что он должен считаться погибшим после тайного задержания государственными служащими. Был установлен факт нарушения статьи 2.

В отношении неспособности властей эффективно и адекватно расследовать факт исчезновения, Суд установил факт нарушения процессуального аспекта статьи 2.

Отсутствие нарушения статьи 3 было установлено в отношении избиения сына заявительницы, поскольку представленные доказательства были недостаточно аргументированными и четкими. Тем не менее, стресс и психические страдания, переживаемые заявительницей в течение длительного периода времени из-за исчезновения ее сына и то, каким образом рассматривались ее жалобы, считается бесчеловечным обращением в нарушение статьи 3.

Россия также нарушила статью 5, так как задержание сына заявительницы не отвечает ни одному из условий, предусмотренных этим положением, и противоречит российскому внутреннему законодательству.

Неспособность провести тщательное и эффективное расследование, а также отсутствие каких-либо других эффективных средств правовой защиты, доступных заявительнице, является нарушением статьи 13 в совокупности со статьей 2.

Суд также установил, что отказ от предоставления всех материалов расследования по делу считается нарушением статьи 38(1)(a).

Суд присудил заявительнице выплатить 35 000 евро в качестве компенсации за моральный ущерб.

.