Опубликовано: 5 Jul 2007

Аюбов против России

Резюме судебных дел

№ 7654/02
Дата решения: 05 июля 2007 г.

Факты

Из-за военных действий в зимний период 1999/2000 годов в Чечне, заявитель и большая часть его семьи покинули свой дом в Грозном; его сын, однако, остался охранять дом и имущество.

19 января 2000 года группа вооруженных людей, одетых в униформу, прибыла на улицу, где проживал заявитель. Очевидцы утверждали, что они были военнослужащими. Проверив документы, они увезли сына заявителя и двух других мужчин, братьев, в грузовом автомобиле. Позже вооруженные люди вернулись и разгромили дом и транспортные средства заявителя из огнемета. Братья впоследствии были освобождены, сообщив, что они были задержаны сотрудниками полицейского спецназа. Несмотря на обширные поиски и многочисленные запросы властям, сын заявителя не был найден, и с тех пор его никто больше не видел. Заявитель умер в 2003 году, и его жена продолжила его дело, подав жалобу в Европейский суд от его имени.

Решение ЕСПЧ

Суд, прежде всего, установил, что тайное задержание и исчезновение сына заявителя было связано с представителями государственной власти. Учитывая отсутствие сына заявителя или каких-либо сведений о нем в течение более семи лет, а также отсутствие каких-либо правдоподобных объяснений со стороны Правительства, как о местонахождении, так и об обстоятельствах гибели сына заявителя, Суд пришел к выводу о нарушении статьи 2.

Далее было установлено, что власти не провели тщательного и эффективного расследования обстоятельств исчезновения сына заявителя, что является нарушением процессуального аспекта статьи 2. Суд принял к сведению задержку сроком в четыре месяца при возбуждении уголовного дела, полное отсутствие надлежащих проверок, а также многочисленные процедурные несоответствия в ходе проведения расследования.

Кроме того, Суд установил, что родственник заявителей тайно содержался в заключении без каких-либо гарантий для защиты, что приравнивается к особо серьезному нарушению статьи 5 Конвенции.

Суд также решил, что заявитель не был обеспечен эффективным средством правовой защиты в связи с исчезновением его сына и уничтожением имущества, и признал факт нарушения статьи 13 в совокупности со статьей 2 и статьи 1 Протокола 1.

В отношении самой статьи 1 Протокола 1 Суд отметил, что, несмотря на то, что Правительство отрицает ответственность за предполагаемые нарушения имущественных прав заявителя, оно признало, что люди, похитившие сына заявителя, также повредили имущество заявителя. Установив, что похищение было совершено представителями государственных органов, Суд признал факт нарушения статьи 1 Протокола 1.

Суд присудил выплатить заявителю 35 000 евро в качестве возмещения материального ущерба, и аналогичную сумму (35 000 евро) в качестве компенсации за моральный ущерб.

.