Опубликовано: 20 Sep 2018 | Ольга Григоровская

Алиев против Азербайджана

Резюме судебных дел

Инстанция: ЕСПЧ

Номера дел: 68762/14 и 71200/14

Дата решения: 20 сентября 2018 года

Факты

Заявитель Интигам Алиев – известный азербайджанский правозащитник и гражданский активист. В 2014 году его арестовали и заключили под стражу по обвинению в нелегальном предпринимательстве, уклонении от уплаты налогов в крупных размерах и отягченном злоупотреблении властью. Его жилье и офис Общества правового просвещения – неправительственной организации, которую он основал, – были обысканы, и большое количество его материалов юридических дел было изъято. Условия содержания в СИЗО, куда Интигама изначально отправили, были ужасающими. Камеры были переполнены, и у Интигама было меньше 1 м2 личного пространства. В камерах не было надлежащей вентиляции, санитарные условия были плохие, а вода подавалась по часам. Он был признан виновным в предъявленных ему обвинениях в апреле 2015 года и приговорен к семи с половиной годам тюрьмы. В марте 2016 года он был освобожден условно, а его срок был уменьшен до пяти лет заключения условно.

Суду выслушал выступления в качестве третьих сторон Комиссара по правам человека Совета Европы, Хельсинкского фонда по правам человека, организаций Human Rights House Foundation и Freedom Now, которые обратили внимание на ситуацию с правозащитниками в Азербайджане и описали сложности, с которыми сталкиваются неправительственные организации в результате изменений законодательства.

Решение

Суд единогласно установил нарушения Статей 3, 5, 8 и 18. В отношении Ст. 5 ЕКПЧ Суд установил, что заявителя арестовали и заключили под стражу при отсутствии обоснованных подозрений в совершении преступления в нарушение Статьи 5(1)(c), и что ему не был предоставлен надлежащий судебный пересмотр его заключения в нарушение Статьи 5(4).

Он также заключил, что не существовало достаточных оснований для проведения обыска жилья заявителя и офиса неправительственной организации, поскольку национальный суд аргументировал эти обыски расплывчатыми ссылками на уголовное расследование случаев нарушения законодательства некоторыми неправительственными организациями и санкционировал их еще до того, как заявителю предъявили обвинение. Кроме того, предполагаемые неправомерные действия финансового характера этой неправительственной организации не могли стать причиной уголовной ответственности согласно национальному законодательству. Учитывая, что обыск юридических офисов должен проходить под строгим контролем, а исключения, позволяющие такое посягательство на права индивида, обусловленные Ст. 8, должны трактоваться в узком смысле, Суд постановил отсутствие «законной цели» в обысках и изъятии материалов дел в нарушение прав заявителя по Ст. 8.

Констатируя факт нарушения Ст. 18 в сочетании со Статьями 5 и 8, Суд полагался на принципы, установленные Большой Палатой в деле Мерабишвили против Грузии (Merabishvili v Georgia, №. 72508/13, 28.11.17) и постановил, что меры против заявителя имели скрытые мотивы, которые заключались в наказании заявителя за то, что он правозащитник. Суд заявил:

«Совокупность вышеуказанных обстоятельствособенно тот факт, что заявитель является адвокатом, представляющим заявителей перед структурами в составе Конвенции, характер и суть предъявленных ему обвинений, заявления должностных лиц, произвольный характер обысков и изъятия материалов дел, общий контекст законодательного регулирования деятельности неправительственных организаций, посягательства на право заявителя на свободу собраний и общая ситуация с правозащитниками в стране – демонстрирует, что действия властей были вызваны предосудительными причинами, а настоящей целью оспариваемых мер было заставить заявителя молчать и наказать его за его правозащитную деятельность, равно как и лишить его возможности продолжать эту деятельность» (пункт 215).

В отличие от принятой практики, Суд оговорил меры общего и индивидуального характера, которые обязано выполнить Правительство в соответствии со Ст. 46 ЕКПЧ, подчеркивая систематическую неспособность внутренних судов предоставить какие-либо меры защиты и их неэффективность в качестве средств правовой защиты. В отношении присужденных общих мер Суд отметил, что он уже установил нарушение Ст. 18 в сочетании со Ст. 5 в пяти делах, в то время как еще больше подобных дел ожидают рассмотрения. Таким образом Суд постановил, что Азербайджану следует «сконцентрироваться в первую очередь на защите лиц, критически настроенных по отношению к правительству, гражданских активистов и правозащитников от произвольных арестов и заключений под стражу» (пункт 226). В отношении мер индивидуального характера Суд постановил, что они должны быть направлены на восстановление заявителя в его профессиональной деятельности, быть «доступными, скорыми, достаточными и удовлетворительными», чтобы достичь restitutio in integrum (пункт 228).

Наконец, Суд установил нарушение Ст. 3 ЕСПЧ в отношении условий содержания заявителя в заключении, которые «подвергли его трудностям, превосходящим тот неизбежный уровень страданий, присущий любому заключению под стражей, и являющимся обращением, унижающим достоинство» (пункт 126).

 Заявителю было присуждено €20 000 компенсации.

Комментарий

Это дело находится в одном ряду с нашими четырьмя другими решениями (см. ниже), показывающими, что целью арестов и приговоров критикам правительства Азербайджана и гражданским активистам было наказать их за открытую антиправительственную позицию. Это побудило Суд принять решение, включающее в себя общие меры, которые Государство-член должно принять, чтобы прекратить продолжающиеся систематические нарушения. Суд постановил, что события подобных дел «нельзя рассматривать в качестве отдельных инцидентов, так как они демонстрируют тревожную закономерность […] преследований, осуществляемых в отместку, и ненадлежащее применение уголовного права в нарушение принципа верховенства права». В соответствии с этим, Суд указал Правительству на то, что приоритетные меры должны быть направлены на защиту групп указанных лиц, искоренение произвольных мер против них и предотвращение повторения подобных действий. Решение Суда призывает к радикальным политическим и законодательным изменениям в Азербайджане. Очевидно, что выполнение этих мер в Азербайджане на данный момент потребует много усилий.

Полный текст решения можно найти на HUDOC.

 

.