Опубликовано: 23 Apr 2009

Алаудинова против России

Резюме судебных дел

№ 32297/05
Дата решения: 23 апреля 2009 г.

Заявительницей по делу является мать Бекхана Алаудинова, который исчез 8 ноября 2001 г. По словам заявительницы, группа мужчин, вооруженных автоматами и одетых в камуфляжную форму, ворвались в дом семьи заявительницы рано утром 8 ноября 2001 г. Они насильно увезли сына заявительницы в военном грузовике. С тех пор его больше никто не видел. Вскоре после их отъезда заявительница услышала звук выстрелов. При попытке заявительницы последовать за своим сыном она была остановлена, и ей было приказано вернуться домой из-за комендантского часа, действующего в этом районе в то время. Со дня похищения ее сына заявительница неоднократно обращалась в различные государственные органы с просьбой о содействии в установлении местонахождения ее сына и расследовании деталей преступления. Уголовное дело по факту исчезновения сына заявительницы было возбуждено 12 декабря 2001 г., однако оно неоднократно приостанавливалось и возобновлялось из-за невозможности установления личности виновных.

Решение ЕСПЧ

Суд установил, что тот факт, что большая группа вооруженных людей в военной форме, оснащенных военной техникой, была в состоянии свободно передвигаться через военные блокпосты во время комендантских часов и, учитывая ситуацию в Чечне на то время, предположил, что это были государственные военнослужащие, проводящие операцию по обеспечению безопасности. Суд постановил, что сын заявительницы должен быть “признан умершим” после его тайного задержания российскими военнослужащими, и установил факт нарушения статьи 2.

Кроме того, Суд принял к сведению, что расследование, которое неоднократно приостанавливалось и возобновлялось, было осложнено неоправданными задержками и в течение многих лет не давало никаких ощутимых результатов. Суд установил факт процессуального нарушения статьи 2.

В отношении самой заявительницы, Суд пришел к выводу, что как мать пропавшего, являясь свидетелем его похищения и не имея каких-либо сведений о нем в течение более семи лет, она испытывала стресс и страдания. Этот факт, в сочетании с тем, каким образом ее ходатайства рассматривались властями, является бесчеловечным обращением и представляет собой нарушение статьи 3.

Тайное содержание в заключении сына заявительницы, без каких-либо гарантий для защиты, предусмотренных статьей 5, представляет собой «особо серьезное нарушение права на свободу и личную неприкосновенность».

Суд также установил факт нарушения статьи 13 в совокупности со статьей 2, отметив неэффективность расследования уголовного дела по факту исчезновения и отсутствие какого-либо другого эффективного средства правовой защиты.

Суд присудил выплатить заявительнице 35 000 евро в качестве компенсации морального ущерба.

.