EHRAC подал вмешательство по делу Навального в Европейском суде: “Политически мотивированное судебное разбирательство должно относиться ко всему процессу уголовного правосудия”

Опубликовано: 17 Mar 2020

(AP Photo/Alexander Zemlianichenko)

EHRAC подал вмешательство по резонансному делу в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ), где заявителем выступает известный российский оппозиционер Алексей Навальный. В документе утверждается, что Суд должен определять наличие политического вмешательства в уголовные процессы путем использования редко применяемого положения Статьи 18 Европейской конвенции о правах человека (ЕКПЧ) в сочетании с правом на справедливое судебное разбирательство. Навальный выступает в Суде против российского правительства, оспаривая законность уголовного процесса, в результате которого в 2017 году его вместе с бывшим деловым партнером Петром Офицеровым (умершим в 2018 году) повторно осудили за растрату. Уголовное дело против них было возобновлено в результате решения ЕСПЧ 2016 года, где было установлено, что их первоначальный приговор нарушил их право на справедливое судебное разбирательство.

Вмешательство EHRAC в качестве третьей стороны, поданное 14 января 2020 года, основано на толковании Статьи 18, которая выполняет роль предохранительного механизма для предотвращения развития авторитаризма в демократических обществах. Право на справедливое судебное разбирательство обеспечивает защиту, которая имеет решающее значение для работающей демократии, и злоупотребление которой напрямую нарушает принцип демократической ответственности. EHRAC утверждает, что юридическое определение “политически мотивированного разбирательства” должно применяться ко всей совокупности процесса уголовного правосудия, а не только к периоду предварительного заключения.

EHRAC ранее успешно применял Статью 18 в делах, которые касались политически мотивированных разбирательств против правозащитников и политиков. В деле Расул Джафаров против Азербайджана (Rasul Jafarov v Azerbaijan, 2016), в котором рассматривался арест и тюремное заключение известного азербайджанского правозащитника Расула Джафарова, Суд обнаружил редкое нарушение Статьи 18 и постановил, что заключение Джафарова имело своей целью “наказать заявителя за его деятельность в сфере защиты прав человека.” В 2017 году Суд признал, что заключение бывшего грузинского премьер-министра Иване Мерабишвили нарушило Статью 18 и было направлено на исключение его из политической жизни страны. В обоих случаях Суд установил нарушения Статьи 18 в сочетании со Статьей 5 (право на свободу) ЕКПЧ в отношении ареста и предварительного заключения заявителей. До сих пор Европейский Суд ни разу не вынес решение по Статье 18, которое бы касалось самого судебного процесса.

Алексей Навальный является видным лидером оппозиции Владимиру Путину, проводя оппозиционные марши и публикуя критические антикоррупционные расследования в социальных сетях. Он хотел баллотироваться в президенты на выборах 2018 года, но его не допустили из-за наличия судимости. Российское министерство юстиции впоследствии признало Фонд борьбы с коррупцией Навального “иностранным агентом”. В конце 2019 года российские силовики провели обыск в офисе Фонда, изъяв ноутбуки и другое оборудование.

В 2016 году Суд постановил, что Россия нарушила право Навального и Офицерова на справедливое судебное разбирательство, когда российские суды признали их виновными в растрате в 2013 году. ЕСПЧ заключил, что существует четкая связь между публичной деятельностью Навального и решением властей арестовать его, и это вызвало опасение, что его преследование и осуждение были политически мотивированными. Заявители просили российские власти возобновить и закрыть уголовное производство на основании решения 2016 года.

Однако в январе 2017 года Ленинский районный суд вновь постановил, что Навальный и Офицеров были виновны в растрате. Они подали новое заявление в ЕСПЧ, утверждая, что последнее рассмотрение их уголовного дела нарушило их право на справедливое судебное разбирательство. Навальный также утверждает, что его преследование и осуждение были политически мотивированными и направлены на то, чтобы помешать его политической деятельности и привести к лишению его права участвовать в выборах на основании его судимости. Он заявляет о нарушении Статьи 18 в сочетании со Статьями 6 и 7 (наказание исключительно на основании закона).

Вмешательство EHRAC в качестве третьей стороны было написано в сотрудничестве с профессором Джеффри Каном (профессор права Южного методистского университета, Техас). Он простым языком излагает правовой контекст в России, который делает политическое вмешательство обычным явлением. “Независимость судебной системы – исключение, а не правило в российской истории”, – пишет профессор Кан, подробно описывая использование закона в политических целях. Россия, как он утверждает, действует в роли “двойного государства”, где, если ситуация представляет политический интерес для государства, судебная независимость ограничена или отсутствует.

Профессор Кан приводит некоторые шокирующие статистические данные. Одно из исследований исков о диффамации в России показало, что их количество на душу населения в 100 раз превышает данные по Соединенному Королевству. Наибольшая доля судебных исков подается государственными чиновниками. Отмывание денег – любимое уголовное обвинение против политических оппонентов, не в последнюю очередь потому, что, в отличие от преступлений, о которых граждане сообщают в полицию, экономические преступления требуют «проактивного расследования» со стороны правоохранительных органов.

Если вмешательство EHRAC в качестве третьей стороны будет успешным, ЕСПЧ сможет признать, что Статья 18 может применяться к совокупности уголовных разбирательств, что позволит рассматривать уголовные процессы по критерию “недобросовестности” действий власти.[1] Это также расширит ее применение на гражданское судопроизводство, в том числе в делах об исполнительном контроле над судебной системой с целью подрыва демократической ответственности, например, путем увольнения судей или политического влияния на назначение и продвижение судей.


[1] EHRAC также упоминает дело Интигам Алиев против Азербайджана (Intigam Aliyev v Azerbaijan), где Суд осудил вызывающий беспокойство систематический характер репрессивных разбирательств и неправомерное использования уголовного законодательства, и Ильгар Мамедов против Азербайджана (Ilgar Mammadov v Azerbaijan, Статья 46(4)), где Суд заключил, что арест и обвинение, основанные на “недобросовестных” действиях власти, будут искажать результаты любого последующего разбирательства, использующего те же доказательства.

 

.