Феминицид в Грузии: EHRAC с партнерами призывают к ответственности государство

Опубликовано: 20 Sep 2017

იხილეთ სტატიის ქართული ვერსია

EHRAC и наши партнёры из организаций Ассоциация Молодых Юристов Грузии (GYLA) и Союз Сапари (Тбилиси) оспаривают три дела, связанных с убийством женщин в Грузии, в Европейском суде по правам человека и в Комитете ООН по ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (CEDAW).  В каждом из этих случаев женщины неоднократно обращались в полицию с жалобами о бытовом насилии до своего убийства их партнёрами (все случаи произошли в 2014).  Каждый раз полиция и работники прокуратуры не принимали адекватных мер по защите женщин или мер наказания.  Поэтому мы считаем, что государство Грузии несёт ответственность за неспособность защитить жертв от бытового насилия и, в конечном счёте, от убийства.

«Эти дела открывают продолжающиеся пробелы и слабости в подходе силовых органов к насилию в отношении женщин в Грузии.  Мы надеемся, что решение суда об ответственности государства внесёт свой вклад в создание крепкой и всеобъемлющей структуры для решения проблемы насилия по отношению к женщинам в Грузии с тем, чтобы женщинам, заявляющим о бытовом насилии, не приходилось умирать для того, чтобы их воспринимали серьёзно.»

Джесс Гаврон, юридический директор EHRAC

Бела Дзамсашвили

Бела вышла замуж в 2004.  После рождения сына в 2007 её муж начал словесно оскорблять её и избивать, контролируя её поведение и критикуя её стиль жизни.  В 2013 Бела переехала в квартиру неподалёку, но муж продолжал посещать её и драться.  В год смерти Белы было сделано четыре обращения к властям об оскорбительном поведении мужа, включая свидетельство от врача, который лечил Белу после побоев мужа.  Не были приняты никакие меры для её защиты.  Муж Белы смертельно ранил её кухонным ножом в марте 2014.

В сентябре 2017 мы подали жалобу совместно с GYLA в CEDAW, поднимая вопрос о нарушениях Конвенции ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (Статья 2(b)-(f) во взаимосвязи со Статьёй 1, а также со Статьёй 5 (а)).  Руководствуясь недавно принятой CEDAW Общей Рекомендацией 35, мы также оспариваем, что укоренившиеся патриархальные отношения и культурные стереотипы означают, что бытовое насилие воспринималось лицами, окружающими Белу, также как и полицией, реагирующей на её жалобы, как частное дело.  Ей советовали принять насилие в семье как часть своей роли жены.  Комитет CEDAW имеет значительный опыт в решениях разных форм социальных и культурных  проблем, связанных с  базирующимся на гендерной основе законодательством, нормами, традициями и практикой.

Это второе дело, которое EHRAC подаёт в CEDAW.  В 2015 мы выиграли первое дело о бытовом насилии, поданное в CEDAW против Грузии,  X и Y против Грузии, касающееся продолжительного физического,  сексуального и психологического насилия по отношению к матери и дочери.  Решение CEDAW определило несколько конкретных мер для предотвращения в будущем такого насилия, включая:
  • Принятие необходимых юридических и других мер;
  • Установление юридической защиты прав женщин на равных основаниях с мужчинами;
  • Принятие всех необходимых мер, включая юридические, для изменения или упразднения существующих законов, норм, традиций и практик, которые являются частью дискриминации в отношении женщин; и
  • Принятие всех необходимых мер для изменения социальных и культурных моделей поведения мужчин и женщин.
Дело было номинировано на награду за раскрытие гендерной справедливости в 2016 организацией Women’s Link Worldwide.

Марика Цивцивадзе

В сентябре 2014 Марика ушла от мужа после побоев и угроз, вызванных ревностью, алкоголем и употреблением наркотиков.  В течение шести месяцев до своей смерти она сделала шесть заявлений, записанных на “горячей линии» полиции.  Кроме того, она и её мать неоднократно обращались в разные отделения полиции, о чём нет записей.  Её свёкр тоже звонил однажды в полицию, заявляя об оскорбительном поведении своего сына.  Полиция не воспринимала эти заявления серьёзно, не делала детальных записей свидетельских показаний Марики, не разговаривала с её друзьями, коллегами, родственниками или даже с её мужем (за исключением одного случая).  Они также делали дискриминационные замечания, говоря, что это личное дело, а не дело полиции.  Муж застрелил Марику в октябре 2014 на глазах у её коллег в государственном университете имени Ильи Чавчавадзе, где она работала лектором.  Затем муж Марики застрелил себя из того же оружия.  Убийство Марики получило широкую огласку в СМИ.

EHRAC совместно с Союзом Сапари предствляют мать Марики, которая является заявителем в этом деле. Мы подали иск в Европейский суд в апреле 2017.  Мы считаем, что власти не смогли реагировать с должным вниманием на угрозы жизни и здоровью Марики и не смогли защитить её, в нарушении Статей 2 и 3 Европейской Конвенции прав Человека (ЕКПЧ).  Далее мы утверждаем, что поведение властей и отдельных сотрудников полиции было дискриминационным по гендерному признаку в нарушении статьи 14 ЕКПЧ.  Суд послал дело на рассмотрение правительству Грузии через два месяца после того, как оно было подано, что указывает на серьёзность проблемы.

Саломе Джорбенадзе

Саломе Джорбенадзе было 20 лет, когда её бывший муж, полицейский, застрелил её в голову в местном парке из своего служебно-штатного оружия в июле 2014.  Он часто проявлял агрессию по отношению к ней, оскорбляя её физически и словесно, включая её похищение под дулом пистолета, когда ей было 17 лет.  Саломе неоднократно обращалась в местную полицию с жалобами на бытовое насилие, но эти жалобы никогда не были расследованы.   Вместо этого сотрудники полиции, которые были друзьями и коллегами её мужа, оскорбляли её и снижали уровень серьёзности её жалобы, считая насилие частью обычной семейной жизни.

Мы подали совместно с GYLA иск по этому делу в Европейский суд в сентябре 2016, считая, что власти нарушили право Саломе на жизнь (Статья 2 ЕКПЧ).  Власти не смогли правильно определить и применить на практике адекватные меры безопасности в отношении использования полицейского огнестрельного оружия;  муж Саломе мог носить пистолет в любое время, несмотря на многочисленные жалобы и сообщения на его насилие.  Мы также полагаем, что власти не проявили должного усердия для защиты здоровья и жизни Саломе и для защиты её от унижающего человеческое достоинство отношения.  Полиция не отнеслась к жалобам Саломе серьёзно, сговорившись с её мужем, и делала Саломе оскорбительные и дискриминационные замечания.  Наконец, мы считаем, что Саломе была жертвой дискриминации (Статья 14 ЕКПЧ) по гендерному признаку.

იხილეთ სტატიის ქართული ვერსია

.