Содержание заключенного в колонии за 8000 км от дома признано нарушением права на семейную жизнь

Опубликовано: 7 Mar 2017

Сегодня, (7 марта 2007 г.), Европейский Суд по правам человека постановил, что российское правительство нарушило право на частную и семейную жизнь заключённого, которого отправили в исправительную колонию за 8000 км от его дома в Чечне. Интересы его жены, Натальи Кибало, и их двух дочерей представляли, Европейский центр защиты прав человека (EHRAC), который находится в Мидлсекском университете и Правозащитный центр «Мемориал» (Москва).

27 мая 2007 г. муж Натальи Кибало был приговорен Верховным Судом Дагестана к тюремному заключению сроком на двадцать лет. В феврале 2008 г. его отправили в исправительную колонию строго режима (для осужденных за совершение особо тяжких умышленных преступлений) в Благовещенск, городе на Дальнем Востоке России, на границе с Северо-Восточным Китаем. Н. Кибало обратилась в Федеральную службу исполнений наказаний (ФСИН), чтобы попросить перевезти ее мужа в исправительную колонию поближе к дому, но ее просьба была отклонена. Она утверждала, что была лишена возможности посещать своего мужа, так как чтобы доехать до Благовещенска от деревни Дубовская (Чечня), в которой они проживают, требуется минимум восемь дней. Несмотря на то, что муж Н. Кибало имел право на три 4-часовых посещения и три трехдневных визита каждый год, он не мог пользоваться этим правом: его семья смогла навестить его всего лишь восемь раз за более чем четыре года из-за стоимости билетов и большого расстояния. Расходы Н. Кибало за первые шесть поездок до 2010 г. были  оплачены, однако, она не могла себе позволить навещать мужа в 2013 г. или 2014 г. Их младшая дочь, которая родилась в 2009 г. никогда не видела своего отца.

В их жалобе в Европейском суде Н. Кибало и ее дочери жаловались, что их мужа и отца отправили настолько далеко, что это нарушило их право на частную и семейную жизнь (Статья 8 Европейской конвенции по правам человека – ЕКПЧ). Они также утверждали, что правительство не предоставило свидетельств для оправдания причин отправления ее мужа в колонию за пределы Северокавказского региона, а также не было необходимости отправлять его именно в Благовещенск. В сегодняшнем решении Суд повторил, что основная часть права на частную и семейную жизнь заключенных состоит в том, чтобы власти помогали им в поддержании контакта с близкими родственниками. Установив нарушение Статьи 8, Суд постановил, что расстояние между исправительной колонией и домом Кибало было

«отдаленным вплоть до того, что это привело к трудностям».

Заявители получили компенсацию в размере 6 тысяч евро.

Несоответствия в российском законодательстве

Суд исследовал жалобы заявителей относительно того, удовлетворил ли Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации 1997 г. (УИК РФ) тест на «качество закона» в соответствии со Статьей 8§2. Обнаружив, что УИК РФ не прошел этот тест, Суд счел что вмешательство в семейную жизнью заявителей не было «в соответствии с законом» и нарушило их право на семейную жизнь в рамках Статьи 8 ЕКПЧ. Что касается УИК, Суд пришел к выводу, что российская внутригосударственная правовая система не обеспечила надлежащие гарантии в трех отношениях:

  • во время начального распределения заключенных в исправительные колонии российский закон не требует ФСИН принять во внимание возможные последствия местоположения колоний и как это может повлиять на семейную жизнь заключенных и их родственников;
  • закон не предоставляет возможность перевезти заключенного в другую исправительную колонию на территории, в соответствии со Статьей 8 ЕСПЧ; и
  • российское законодательство не позволяет людям получить пересмотр решений ФСИН, поскольку внутригосударственные суды не обязаны считаться со Статьей 8 ЕКПЧ в отношении тех, кто  жалуется на решения ФСИН.

Это дело – лишь часть работы EHRAC по защите прав заключенных. Права заключенных обычно плохо защищены в наших целевых регионах (Россия, Украина и Южный Кавказ). К сожалению, смерти заключенных во время заключения – регулярное явление. В Грузии, например, эта проблема была особенно актуальной в свете скандала с Глданской тюрьмой в сентябре 2012 г., где была обнародована видеозапись с издевательствами и изнасилованием заключённых в тюрьме в Тбилиси. В декабре 2015 г. грузинское правительство признало, что оно нарушило право на жизнь в одном из наших дел, в котором мужчина, после отказа становиться доносчиком, как утверждают, был запуган заключенными и работниками тюрьмы, и был позже найден повешенным в своей одиночной камере. Кроме того, заключенным часто не предоставляют соответствующее лечение, усугубляя и так плохие условия содержания. Мы оспариваем несколько дел в суде о ранее заключенных защитников прав человека в Азербайджане, и в 2016 г. Европейский суд постановил по делу Лейлы и Арифа Юнуса, что несоответствия требованиям медицинского обеспечения в итоге привело к бесчеловечному и унижающему достоинство обращению.

.