Семья грузина, убитого абхазским пограничником, до сих пор считает Россию виновной за его смерть

Опубликовано: 28 Oct 2019

Гига Отхозория. (Источник: tabula.ge)

Семья мужчины из Грузии, которого убил на пункте пропуска абхазский “пограничник”, продолжает настаивать на том, что Россия несет ответственность за его смерть, в своем ответе на замечания российского правительства в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ) 30 июля 2019 года. Гига Отхозория получил смертельное огнестрельное ранение 19 мая 2016 года во время конфликта с группой абхазских “пограничников”, в который его втянули на “административной пограничной линии” (АПЛ) между Грузией и территорией Абхазии. “Пограничника” Рашида Канджи-оглы (РКО) грузинский суд впоследствии заочно признал виновным в смерти Гиги. РКО приговорили к 14 годам лишения свободы, но он не отбывает наказание, так как российские и де-факто абхазские власти не смогли найти его и передать властям Грузии. Вместе с Ассоциацией молодых юристов Грузии EHRAC представляет родителей Гиги, его жену и двоих детей.

В ответе заявителей EHRAC вновь утверждает, что обстоятельства смерти Гиги находились в ведении Российской Федерации согласно Статье 1 Европейской конвенции по правам человека (ЕКПЧ) на основании свидетельств, подтверждающих “фактический контроль” России над Абхазией и де-факто властями Абхазии. Россия предоставила значительную военную, политическую и экономическую поддержку Абхазии после того, как отколовшаяся территория в одностороннем порядке объявила себя “независимым государством” в результате грузинско-российской войны 2008 года. EHRAC также утверждает, что Россия обладала юрисдикцией посредством индивидуального контроля РКО над Гигой, когда он задержал и убил его, за что Россия несет ответственность на основании “фактического контроля”, который она осуществляла над территорией и ее де-факто властями.

Скриншот записи видеонаблюдения с подконтрольной Грузии стороны АПЛ, где показан момент убийства Гиги. (Источник: Agenda.ge)

Правительство России утверждает в своих замечаниях, поданных в Суд в марте 2019 года, что у него нет “фактического контроля” над Абхазией или ее властями. Этот довод отражает более общую позицию России в ряде межгосударственных дел, поданных Грузией против России в Европейский суд, относящихся к серьезным нарушениям прав человека со стороны России во время войны 2008 года в Южной Осетии и Абхазии. В данном деле Россия открыто основывается на своей позиции, сформулированной в заявлениях защиты против межгосударственных исков, к которым EHRAC получил доступ по своему запросу, чтобы полноценно ответить на утверждения правительства.

Гигу убили на подконтрольной Грузии стороне АПЛ, между грузинской деревней Курча и деревней Набакеви на абхазской стороне. EHRAC утверждает, что РКО использовал неправомерную силу, что привело к убийству Гиги в нарушение права последнего на жизнь (Ст. 2 ЕКПЧ). Гига был безоружен и не сопротивлялся при аресте. Он как раз покидал место столкновения, когда “пограничники” начали преследовать его по пути к территории, контролируемой Грузией, и один из них – РКО – нанес ему смертельное огнестрельное ранение.

Также EHRAC повторно указывает, что эффективного расследования смерти Гиги от рук представителя де-факто властей Абхазии проведено не было, и семье отказали в эффективном средстве внутренней правовой защиты (Ст. 13 ЕКПЧ). Семье так и не предоставили статус жертв в абхазском расследовании и не дали им доступ к материалам уголовного дела, несмотря на их неоднократные запросы. Правительство России в своих замечаниях недвусмысленно отказалось предоставить запрошенную копию материалов дела и не дало объяснений относительно того, почему доступ к материалам не был обеспечен.

Контроль России над Абхазией является широко известным фактом. Лишь несколько стран, в том числе Венесуэла и Сирия, признали независимость Абхазии и Южной Осетии. Россия – единственная страна-участница Совета Европы, признавшая их независимость. Непризнанные республики фактически являются “серыми зонами” прав человека.

Дело Гиги поднимает множество важных вопросов об ответственности за нарушения прав человека, совершенные при участии должностных лиц де-факто Республики Абхазии, а также отколовшейся территории Южной Осетии. Дело Гиги стоит наряду с другим межгосударственным делом о двух убитых грузинах –  Грузия против Российской Федерации (IV), – поданным в Суд в 2018 году, где грузинское правительство утверждает, что Россия осуществляла (и продолжает осуществлять) практику “запугивания, незаконных арестов и заключений, нападений, пыток, убийств и угроз” по отношению к этническим грузинам, пытающимся пересечь границу, разделяющую территорию, подконтрольную Грузии, от Абхазии и Южной Осетии,  или живущим недалеко от этой границы. Грузия также считает, что Россия не проводит расследования таких практик вопреки обязательствам, возлагаемым на нее Конвенцией, приводя в пример дела Гиги и двух других убитых мужчин.

.