Россия несет ответственность за похищение и предполагаемую смерть пятерых молодых мужчин на Северном Кавказе в 2007-2011 годах

Опубликовано: 28 Oct 2019

 

Карабулак, Республика Ингушетия (Источник: Wikimedia Commons)

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) 8 октября 2019 года постановил, что Россия несет ответственность за исчезновение и смерть пятерых человек из Чечни, Ингушетии и других районов Северного Кавказа в 2007-2011 годах. Это постановление дополнило длинный список решений ЕСПЧ о насильственных исчезновениях и внесудебных расправах в российском регионе Северного Кавказа.  Этих мужчин похитили и поместили под стражу после окончания десятилетней контртеррористической операции в Чечне. Правительство России так и не предоставило правдоподобных сведений о том, что с ними произошло, вопреки многочисленным запросам. Все пятеро считаются погибшими. EHRAC вместе с Правозащитным центром “Мемориал” представляет в Суде родственников четырех из пяти мужчин — Георгия Накани, Хамзата Дзейтова, Саида Сигаури и Ибрагима Газдиева.

Что с ними произошло?

Георгий Накани

Последний раз Георгия Накани видели, когда он кричал о помощи, в то время как его насильно заталкивали в серебристый ВАЗ около 23:20 15 декабря 2009 года в поселке Нейтрино, Кабардино-Балкария. По словам очевидцев, серебристый ВАЗ и сопровождавшая его черная “приора” скрылись на большой скорости. Георгий только вышел из дома, чтобы отправиться в гости к живущему недалеко родственнику. С того времени его никто не видел.

В ночь исчезновения мать Георгия Аминат слышала от соседа, что в похищении ее сына участвовал глава отдела уголовного розыска местного управления полиции – “офицер К.”. В три часа ночи она отправилась в полицейский участок и потребовала объяснений. Офицер К. был очевидно пьяным. На его обуви были свежие пятна крови. Когда Аминат спросила его о пятнах, офицер К. ответил, что охотился, а кровь принадлежит зайцу. После Аминат покинула участок и отправилась к пункту ДПС на выезде Нейтрино. Она заметила, как две машины покидают поселок. Одна из машин проехала через пункт без остановки. Другой разрешили проехать после того, как водитель показал спецталон.

Несколько дней спустя одному из родственников рассказали, что Георгия задержали сотрудники ФСБ для допроса. Он получил огнестрельное ранение в пах, которое предположительно послужило причиной его смерти. Считается, что сотрудники ФСБ закопали тело, чтобы его не нашли.

Семья Накани находилась под наблюдением правоохранительных органов в течение нескольких лет до похищения Георгия. В декабре 2009 года Георгий сказал матери, что на него собирает информацию офицер ФСБ. Его предупредили о том, что за ним ведется секретное наблюдение.

Следователи не приняли меры для немедленного осмотра сцены преступления сразу после похищения. Записи камер наблюдения полицейского участка получены не были. В дальнейшем следователи отказались проводить анализ крови, найденной семьей Георгия в полицейском участке и на обуви офицера К.

Хамзат Дзейтов

Силовики задержали Хамзата Дзейтова, когда он шел на работу в обед 7 июля 2009 года. Хамзат договорился отработать смену в местном зернохранилище в станице Ассиновской, Чечня, вместо своей матери, пока та забирала пенсию. Когда она вернулась в зернохранилище, она узнала, что ее сын так и не появился на работе.

Вечером 7 июля 2009 года сотрудник полиции сказал матери Хамзата Тамаре, что ее сына держат в местном участке. Ей дали номер телефона офицера, отвечающего за его задержание. Когда она на следующий день стала расспрашивать о Хамзате, офицер ответил, что ничего об этом не знает. Несколько недель спустя ей сказали, что ее сына держат в заключении в другой деревне. В апреле 2010 года следователь полиции сообщил Тамаре, что Хамзата держат под стражей, но его освободят лишь в том случае, если она донесет на другого члена семьи.

Хамзата больше никто не видел.

Власти отказались принять заявление о похищении, которое мать Хамзата подала на следующий день после происшествия. Уголовное дело открыли лишь четыре месяца спустя. Место преступления осмотрели только через два месяца после похищения. Никаких вещественных доказательств собрано не было. Единственный ключевой свидетель не был допрошен следователями, и остальные важные свидетельства также отсутствовали. Следствие было преждевременно приостановлено в декабре 2009 года, потом снова в феврале и сентябре 2010 года.

Ибрагим Газдиев

Ибрагима Газдиева последний раз видел сосед: он стоял около своей машины на перекрестке в Карабулаке, Ингушетия, около часа дня 8 августа 2007 года. По словам очевидца, он разговаривал с человеком в гражданском. Недалеко стояли пять или шесть вооруженных людей в камуфляже и балаклавах. С того времени Ибрагима больше не видели.

Отец Ибрагима Муххамад сначала пожаловался об исчезновении своего сына депутату парламента Ингушетии. Прокурор Ингушетии написал Муххамаду, что машину Ибрагима остановили, и пассажир автомобиля был застрелен на месте сотрудниками правоохранительных органов. Ибрагима, как сказали Муххамаду, освободили без предъявления обвинений. Позже Муххамад и другие родственники встретились с президентом Ингушетии Муратом Зязиковым. Тот сообщил им, что Ибрагима арестовала ФСБ, заверив семью, что никаких доказательств причастности Ибрагима к каким-либо преступлениям не было. Зязиков утверждал, что Ибрагим вовсе не пропал. Услышав эту версию происшедшего, прокурор позже отрицал, что ему известно что-либо о местонахождении Ибрагима.

Последующее расследование похищения Ибрагима с самого начала велось исключительно небрежно. С места преступления не были собраны доказательства. Следователи не допросили главного свидетеля. Двух дополнительных свидетелей, которые обладали важной информацией о личности похитителей, допросили только через 11 месяцев после открытия уголовного дела. Это расследование тоже было преждевременно остановлено.

Саид Сигаури

Свидетели видели, как Саида Сигаури задержали полицейские во дворе его дома в Чечне утром 2 марта 2011 года. Силовики федеральных служб провели обыск дома Сигаури в рамках спецоперации, целью которой был арест брата Саида, его кузена и других родственников. Брата Саида застрелили, когда вооруженные силовики в камуфляже окружили здание и открыли огонь.

На следующий день Саид позвонил своей тете и рассказал ей, что его удерживают в полицейском участке Сунженского района. В тот же день тетя получила СМС-сообщение с номера телефона Саида, где говорилось, что он находится в поселке Серноводск. Они поговорили по телефону в последний раз. Мать Саида Айшат сообщила в Прокуратуру Чечни об исчезновении сына через неделю. С того времени его не видели.

Местные полицейские сначала отказались оформлять заявление Айшат. Уголовное дело открыли с непозволительной задержкой. Ключевых свидетелей не допросили. Следствие также не допросило служащих, участвовавших в спецоперации, а двор Сигаури не был проверен на предмет улик. Личности людей, которым звонили с телефона Саида, не были установлены. Полицейские Сунженского района “намеренно” и неоднократно препятствовали расследованию.

Что заключил Суд?

Суд установил, что молодых людей следует считать погибшими вследствие их задержания государственными службами. Поскольку Россия не предоставила объяснений того, что с ними произошло, ответственность за их смерти может быть возложена на государство, которое нарушило их право на жизнь (Ст. 2). Власти не провели эффективного уголовного расследования обстоятельств их исчезновений (Ст. 2). Так как реакция органов власти на исчезновение мужчин привела к душевным страданиям их родственников, в том числе тот факт, что на протяжении многих лет они не имели никаких сведений или объяснений о том, что с ними произошло, было установлено, что семьи Георгия Накани, Ибрагима Газдиева и Саида Сигаури стали жертвами бесчеловечного и унижающего достоинство обращения (Ст. 3). Пятеро похищенных мужчин также были лишены права на свободу и безопасность, так как их задержали без признания этого факта государственными органами (Ст. 5). Суд также постановил, что мать Саида Сигаури не имела в своем распоряжении эффективного средства правовой защиты против нарушения Ст. 3 во внутренних судах (Ст. 13).

Суд присудил компенсацию родственникам Георгия Накани, Хамзата Дзейтова, Саида Сигаури и Ибрагима Газдиева, составляющую в сумме чуть более 340 тысяч евро.

.