Российские должностные лица ответственны за исчезновение, задержание и предполагаемую смерть 14 мужчин на Северном Кавказе

Опубликовано: 22 Jan 2019

Прошло почти двадцать лет с начала второго вооруженного конфликта в Чечне, на фоне которого произошло бесчисленное количество насильственных исчезновений, внесудебных казней и пыток по всей территории Северного Кавказа. Сегодня Европейский суд по правам человека вынес решение по группе дел о насильственных исчезновениях 14 мужчин из Ингушетии и Чечни в 2001-2005 гг., признав власти Российской Федерации ответственными за их задержание и предполагаемую смерть, а также за моральный ущерб, нанесенный их семьям. EHRAC и Правозащитный центр «Мемориал» (Москва) представляли в суде Азу Кукурхоеву, мужа которой Гирихана Цечоева похитили в 2004 году. [1]

Что произошло с господином Цечоевым?

11 июля 2004 года господин Цечоев был в гостях у родственника в деревне Мужичи (Ингушетия), когда силовики арестовали его на окраине деревни. Его передали сотрудникам Федеральной службы безопасности (ФСБ), которые увезли его в неизвестном направлении. В тот же вечер полицейские из районного отдела внутренних дел (РОВД) обыскали дом госпожи Кукурхоевой в Орджоникидзевской (Ингушетия), сообщив ей, что ее мужа арестовали сотрудники ФСБ. На следующий день брат господина Цечоева отправился в районную прокуратуру, где ему сообщили, что его брата задержала ФСБ. Эту же информацию подтвердил сотрудник прокуратуры и начальник отдела уголовного розыска РОВД, который также сказал, что господина Цечоева держат в здании ФСБ в Ингушетии.

В августе 2004 года было возбуждено уголовное дело об исчезновении господина Цечоева, однако его несколько раз приостанавливали и возобновляли, в том числе по причине невозможности установить личности нападавших. Госпоже Кукурхоевой не разрешили получить доступ к материалам дела.

Какое решение вынес сегодня Европейский суд?

Европейский суд отметил, что государственные органы (прокуратура) подтвердили, что господина Цечоева арестовали и задержали должностные лица (сотрудники ФСБ). Учитывая, что местонахождение господина Цечоева неизвестно уже пятнадцать лет с момента его исчезновения, Суд постановил, что его следует считать погибшим. Учитывая отсутствие объяснения со стороны российского правительства, Суд постановил, что в его смерти ответственно государство, которое нарушило его право на жизнь (Статья 2 Европейское конвенции по правам человека (ЕКПЧ), материально-правовой аспект). Кроме того, он постановил, что органы власти не провели эффективное уголовное расследование обстоятельств его смерти (Статья 2, процессуальный аспект). Суд отметил, что

исходя из установленного факта, что [господина Цечоева] задержали государственные должностные лица без очевидных законных причин или признания такового задержания, это составляет особенно серьезное нарушение права на свободу и личную неприкосновенность (статья 5 ЕКПЧ).

Суд также заключил, что госпожу Кукурхоеву следует считать жертвой нарушения запрета на бесчеловечное и унижающее достоинство обращение (Статья 3 ЕКПЧ) вследствие беспокойства и душевных страданий, которые она испытала и продолжает испытывать из-за невозможности установить судьбу пропавшего мужа и из-за того, каким образом относились к ее жалобам. Кроме того, ей не было предоставлено эффективное средство национальной правовой защиты в ситуации лишений в нарушение Статьи 13 в сочетании со Статьей 3. Госпоже Кукурхоевой была назначена компенсация в размере 60 000 евро.

Что теперь?

Как указано в наших доводах, российское правительство должно установить личности и предъявить обвинения ответственным за похищение господина Цечоева, открыть новое расследование обстоятельств его похищения и предполагаемой смерти, а также предоставить госпоже Кукурхоевой доступ к материалам расследования. Правительству также следует приложить все возможные усилия для того, чтобы найти тело господина Цечоева и вернуть его семье. Сейчас задача российского правительства – принять меры по устранению серьезных нарушений прав человека в этой группе дел и в сотне подобных дел, касающихся Северного Кавказа.

Узнайте больше о нашей деятельности, посвященной поиску ответов в делах об исчезновениях в Северном Кавказе.

[1] Заявителей по другим делам этой группы представляли фонд Stichting Justice Initiative/Астрея, Матери Чечни и независимые адвокаты.

 

.