Российским государственным органам не удалось предотвратить гибель людей во время захвата школы Беслана

Опубликовано: 13 Apr 2017

Мемориал погибшим в Беслане

Сегодня (13 апреля 2017 года) более 400 жертв захвата в 2004 году школы Беслана, а также их семьи добились справедливости ввиду того, что Европейский суд по правам человека постановил о серьезных недочетах в реакции российских государственных органов, обусловивших случайности, возникшие с заложниками. 300 заявителей по данному делу были представлены Европейским центром защиты прав человека, расположенным в университете Мидлсекса, а также Центром защиты прав человека «Мемориал».

1 сентября 2004 года школа № 1, наибольшая школа в Беслане, была атакована чеченскими сепаратистами, державшими в школе в течение трех дней в заложниках 1128 людей (886 детей). На третий день силы государственной безопасности взяли школу штурмом, вооружившись оружием, включая танковую гусеницу, ружейные гранатометы и огнеметы. Захват и как следствие предпринятый органами безопасности интенсивный штурм с использованием танков и огнеметов, привели к 331 смерти, включая 186 детей, а также бесчисленным ранениям.

«Суд целиком прав касаемо России… что необходимо предпринять меры [взять ситуацию под контроль]. В Беслане ни одна семья не избежала влияния. Мы, являясь сообществом, стали друг другу ближе, так как у нас была общая проблема… Я был слишком молод, поэтому возможно я не понимал [что происходит]. Помню, что совсем не было воды, а мы так сильно хотели пить».

Зарина Дзампаева, которой было восемь лет на момент захвата

Это – долгожданное решение, Европейский суд установил четыре отдельных нарушения права на жизнь. Во-первых, касаемо всех заявителей он обнаружил, что государственные органы отказались предпринять предупредительные меры безопасности с учетом того, что имелись предварительные сведения о том, что на территории образовательного учреждения (параграфы 478-493) планировалась атака, нарушая тем самым прямое обязательство России защищать право на жизнь (статья 2 Европейской конвенции о правах человека (ECHR)). Кроме того, в процессе расследования захвата не удалось установить, была ли оправдана примененная Государством сила (пар. 494-593). Также отсутствовало подобающее исследование того, как умерли жертвы, а государственным органам не удалось должным образом обезопасить и зарегистрировать доказательства до того, как через день после окончания спасательной операции объект был безнадежно изменен крупной техникой и подъемом кордона безопасности.

Заявители, представляемые центром EHRAC и центром защиты прав человека «Мемориал», успешно выдвинули два последующих аргумента согласно статье 2, касаемо реакции государственных органов на захват. Суд выявил серьезные недостатки в планировании и контроле операции по обеспечению безопасности. Отсутствие формального руководства привело к серьезным недостаткам в процессе принятия решения, а также повлияло на способность государственных органов координировать медицинские, спасательные и противопожарные меры (пар. 540-574). Он также постановил, что органы безопасности несоразмерно использовали мощное и массовое оружие (включая танковую гусеницу, ружейные гранатометы и огнеметы), что привело к сотням смертей и ранений (пар. 575-611). Кроме того, Суд посчитал, что им не удалось установить «рамки системы эффективных и безопасных мер обеспечения защиты против произвола и злоупотребления силой», что обусловило пробел в регулировании угрожающих жизни ситуаций. Суд обнаружил, что российское правительство «не предоставило «удовлетворительное и убедительное объяснение» того, что примененная смертоносная сила оказалась более чем абсолютно необходимой, а также что такое массовое использование оружия взрывного типа и оружия неизбирательного действия можно рассматривать как абсолютно необходимое.

«Экстремальный характер атаки на школьников в Беслане въелся в национальное сознание России. Данное дело представляет собой просто современное настоящее время с учетом непрекращающихся угроз террористических атак в России и по всему миру. Российское государство отказывается осознать свою роль в этой ужасной гибели людей, а сегодняшнее судебное решение – поворотный момент в привлечении России к ответу».

Лорд Франк Джaдд, бывший репортер ПАСЕ по Чечне

Ссылаясь на юридически связывающий характер своих решений (согласно ст. 46 центра ECHR), суд пришел к заключению, что Государству следует предпринять шаги к извлечению из прошлого уроков, повысив осознание соответствующих правовых и оперативных норм, а также устранив новые нарушения подобного характера:

  • дальнейшие шаги по сбору информации и установлению правды;
  • публичное признание и осуждение нарушений права на жизнь в процессе операций по обеспечению безопасности и большему распространению сведений и лучшего обучения полиции;
  • военные и сотрудники служб безопасности должны обеспечить строгое соблюдение действующих международных правовых норм (также смотрите дело «Абакарова против России»);
  • установление соответствующих правовых границ для предупреждения подобных нарушений в будущем, отображая международные нормы; а также
  • при расследовании обстоятельств атаки (что до сих пор откладывается на внутригосударственном уровне) следует оценить применение Государством оружия неизбирательного действия; а также
  • расследование должно обеспечить надлежащую общественную безопасность посредством обеспечения жертвам доступа к основной документации, включая заключения экспертиз.

«Настоящее основополагающее решение обеспечивает важную меру справедливости для семей после стольких долгих лет. Оно устанавливает степень ответственности российских органов за тяжелую утерю жизней во время захвата школы в Беслане, а также предусматривает извлечение важных уроков с тем, чтобы больше не повторялись сделанные в Беслане ошибки».

Проф. Филипп Лич, директор центра EHRAC

Заявителям присуждена для компенсации сумма в €2.955.000,00.

.