Разглашение ВИЧ-статуса российского заключенного сестрой жертвы нарушает Европейскую конвенцию

Опубликовано: 12 Dec 2017

Сегодня Европейский суд по правам человека принял решение, в соответствии с которым разглашение конфиденциальных медицинских данных, включая такое разглашение рядовым гражданином, нарушает обязательство государства обеспечивать право на уважение частной жизни. У М.М., пожелавшего сохранить анонимность, был обнаружен ВИЧ во время судебного разбирательства по делу об убийстве. Прокуратура разгласила эту информацию сестре жертвы без согласия М.М.; в свою очередь, сестра жертвы поделилась этой информацией с его родственниками и своими соседями. EHRAC и Правозащитный центр «Мемориал» (Москва) представляют господина М. перед Европейским судом.

Что произошло?

Господин М.М. был арестован в январе 2005 года и после предполагаемых угроз убийства и жестокого обращения со стороны полицейских признался в совершении убийства. В апреле 2005 года у господина М. обнаружили ВИЧ, и сертификат о его ВИЧ-статусе был приобщен к материалам дела. 30 августа 2006 года сестра жертвы убийства госпожа Г. была признана потерпевшей и получила доступ к материалам дела. Таким образом она узнала о положительном ВИЧ-статусе господина М. и использовала эту информацию в качестве «доказательства», что он плохой человек. Так как разглашение личной информации является правонарушением согласно российскому законодательству, господин М. попытался добиться возбуждения уголовного дела против госпожи Г., но ему было в этом отказано.

В марте 2007 года господин М. был приговорен к десяти годам заключения. Со времени его ареста в январе и до июля 2005 года он сменил несколько камер в следственном изоляторе Екатеринбурга, каждая из которых была переполнена. В одной из камер было шесть спальных мест на 23-28 человек, а в некоторых камерах не было отделенных туалетов. В мае-июне 2005 года (до вынесения приговора) господин М., по его словам, подвергался жестокому обращению со стороны санитаров, таких же заключенных, которые по заданию полицейских вынуждали его дать признательные показания.

Решение Суда

С точки зрения Европейского суда дело господина М. состоит из двух частей: безнаказанное разглашение его ВИЧ-статуса и условия его содержания под стражей.

Разглашение ВИЧ-статуса

Европейский суд принял решение, что правительство Российской Федерации не выполнило позитивное обязательство защищать право господина М. на уважение частной жизни, нарушив статью 8 Европейской конвенции о защите прав человека. Суд отметил, что:

«Правительство не привело доказательств существования какой-либо относящейся к делу и обоснованной причины приобщения медицинского сертификата к материалам дела или предоставления [госпоже] Г. доступа к этому сертификату».

Суд посчитал, что российский закон не обязывал власти обращаться с информацией о ВИЧ-статусе господина М. в составе материалов дела с «должной осмотрительностью», и его жалоба о возбуждении уголовного дела в отношении разглашения информации прокуратурой не имела шансов на рассмотрение. Относительно этого второго вопроса Суд признал, что:

«было бы излишним воспринимать каждое неприятное либо враждебное взаимодействие между частными лицами как способное привести к [жалобе в соответствии со статьей 8]… Посягательство на репутацию другого лица должно достигнуть определенного уровня тяжести и быть осуществленным таким образом, чтобы нанести ущерб пользованию правом на уважение частной жизни».

Тем не менее, принимая во внимание уровень стигматизации ВИЧ и СПИДа в России, Суд определил, что российское правительство не приняло необходимые меры для защиты частной жизни господина М., включая проведение объективного расследования и уголовного разбирательства в отношении его жалобы против госпожи Г. или предоставление ему эффективного гражданско-правового средства защиты.

Условия содержания господина М. под стражей

Правительство Российской Федерации предоставило одностороннюю декларацию (вид урегулирования спора без судебного разбирательства), признав, что условия содержания господина М. были ненадлежащими в нарушение запрета на бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание (статья 3 Европейской конвенции о защите прав человека). Правительство выразило готовность выплатить ему 9 500 евро компенсации с целью урегулировать вопросы, поднятые в связи с нарушением статьи 3. Господин М. и Суд приняли декларацию, и Суд таким образом исключил эту жалобу из дела. Тем не менее господин М. также заявлял, что у него не было доступа к национальным средствам правовой защиты. Правительство не предоставило ответа на его заявление, и это остается системной проблемой российской правовой системы, несмотря на сотни решений Европейского суда о ненадлежащих и недостаточных средствах правовой защиты. Таким образом Суд также пришел к заключению об ущемлении права на эффективное средство защиты, что нарушает статью 13 Европейской конвенции.

Европейский суд принял решение выплатить господину М. компенсацию в размере 2 850 евро.


Это дело – лишь часть судебной работы EHRAC, направленной на защиту прав заключенных, которые часто становятся жертвами нарушений в нашем целевом регионе (Россия, Украина и Южный Кавказ). Зачастую заключенным не предоставляют надлежащее лечение, что ухудшает и без того тяжелые условия их содержания под стражей. Мы ведем несколько дел о ранее заключенных правозащитниках в Азербайджане, и в 2016 году Европейский суд постановил по делу Лейлы и Арифа Юнус, что несоответствие требованиям медицинского обеспечения оказалось равнозначным бесчеловечному и унижающему достоинство обращению. Более того, смерти заключенных, к сожалению, – регулярное явление. В Грузии, например, эта проблема стала особенно актуальной после обнародования материалов о пытках и насилии в Глданской тюрьме (Тбилиси) в сентябре 2012 года. Правительство Грузии в декабре 2015 года признало, что нарушило право на жизнь в одном из рассматриваемых нами дел, в котором заключенный, отказавшись быть осведомителем, подвергся запугиванию со стороны работников тюрьмы и самих заключенных и впоследствии был найден повешенным в одиночной камере.

.