Почему мы должны защитить и сохранить Европейский Суд по правам человека

Опубликовано: 18 Jul 2016

Точка зрения одной из первых заявителей из Чечни
Либкан Базаева

Для меня как одной из заявителей, добившихся успеха в Европейском Суде по правам человека, 2000-й год стал началом новой эпохи, которая дала нам надежду на справедливость и возможность защиты от нарушений прав человека государством. Жители Чеченской республики и общественные лидеры, пытавшиеся добиться международной защиты своих прав еще в период первой войны в Чечне (1994-1996 гг.), так и не смогли найти для этого официальных возможностей. Тысячи преступлений не получили адекватную правовую оценку, а преступники не были наказаны. Этот правовой тупик приводил жителей Чечни к отчаянию, потере веры в справедливость и человечность окружающего мира.

Я помню, как было трудно убедить граждан, которые тяжело пострадали от преступлений военных в Чечне, в том, что обращения в страсбургский Суд по правам человека могут достичь какого-то результата. Участники и пострадавшие в ходе этих событий ежедневно наблюдали, что военные преступления против населения остаются безнаказанными. Более того, государство покрывает и оправдывает правонарушения против конкретных людей требованиями борьбы с терроризмом.

Либкан Базаева (Фотография включилась в выставке, отмечающем 10 лет деятельности EHRAC в 2013 г.)
Либкан Базаева
(Фотография включилась
в выставке,
отмечающем
10 лет деятельности
EHRAC в 2013 г.)

2000-й год был важным моментом на пути преодоления недоверия и опасений в том, что обращение к международной защите может привести к еще более жестоким преследованиям и наказаниям со стороны власти. На этот шаг решились только самые принципиальные люди, убежденные в том, что за справедливость нужно бороться. С другой стороны, обычные люди, подавленные войной и живущие в условиях привычного правового нигилизма, не могли сходу поверить в свой шанс на объективное разбирательство и справедливый суд.

Время с 2000 г. по 2006 г. стало периодом роста надежд. Немногочисленные жалобы из Чечни поступили в Суд, были рассмотрены и решены в пользу заявителей. Когда в Страсбурге были вынесены первые решения в пользу пострадавших от неправомерных действий военных в Чечне, в сознании сотен и тысяч пострадавших и потерявших надежду на справедливость людей произошел перелом.

После этого жалобы в страсбургский Суд стали подаваться гораздо активнее. Позитивные прецеденты Суда стимулировали рост правового сознания населения и его потребность в обществе и государстве. Это был важный долгосрочный результат.

В меняющемся мире, где возникают новые конфликты и горячие точки, важно сохранить институт Европейского Суда по правам человека – единственной структуры, способной защитить простого человека от несправедливости со стороны российского государства, которое часто использует свои мощные силовые ресурсы против своих же граждан, утверждая приоритет государственных интересов над интересами личности.

Европейский Суд по правам человека на ряду с Комитетом министров пока остается единственным механизмом принуждения государств, которые сами подписали конвенции и резолюции, утверждающие права человека в качестве высшей ценности современного человечества, к исполнению этих решений. Именно так эти юридические стандарты, провозглашающие демократические ценности, переходят из сферы правовой теории в реальную жизнь общества и соответствующих государств. Будущее человечества – за правами человека.

EHRAC был основан в 2003 г. с целью подачи жалоб на нарушения прав человека, связанные с чеченским конфликтом, в том числе на беспорядочные бомбардировки, насильственные исчезновения и внесудебные казни. По шести из этих дел, в том числе по делу Либкан Базаевой, решения были вынесены 24 февраля 2005 г. Это были первые решения международного органа в связи с конфликтом в Чечне. В машину Либкан попала бомба 29 октября 1999 г., когда она с семьей пыталась покинуть один из пригородов Грозного, спасаясь от военных действий между чеченскими сепаратистами и российскими вооруженными силами. Вместе с Медкой Исаевой и Зиной Юсуповой, тоже пострадавшими от бомбежки, Либкан обратилась в Суд в апреле 2000 г. Суд постановил, что Россия не защитила ее право на жизнь в нарушение ст. 2 Европейской Конвенции о правах человека. Также государство не провело действенного, объективного и тщательного расследования, в результате чего Либкан была лишена доступа к эффективным средствам правовой защиты в нарушение ст. 13 в сочетании с процессуальным аспектом ст. 2. Наконец, автомобили и имущество семьи Либкан были уничтожены в результате бомбежки, в связи с чем Суд установил серьезное и неоправданное вмешательство в право на уважение ее собственности, что является нарушением ст. 1 Протокола 1.

Данная статья появилась в Бюллетене № 25.

.