Похищение председателя Мемориала и журналистов в 2007 году в Ингушетии было совершено российскими силовиками

Опубликовано: 14 Mar 2017

Сегодня Европейский Суд по правам человека  постановил, что российские должностные лица несут ответственность за похищение, угрозы убийства и избиения четырёх человек, которые приехали в Назрань (Ингушетия) в ноябре 2007 г. для проведения репортажа о протесте против превышения власти силовиков.  Заявителями являлись Олег Орлов, председатель правозащитного центра Мемориал (ПЦ Мемориал)[1]  и трое журналистов РЕН ТВ.  Их представлял Европейский Центр защиты прав человека (EHRAC), базирующийся в университете Миддлсекса, и ПЦ Мемориал.

23 ноября 2007 Олег Орлов находился в Назрани для мониторинга ситуации по соблюдению прав человека в Ингушетии, и трое журналистов РЕН ТВ были посланы туда для освещения протеста против превышения власти силовиков, который планировался на следующий день.  Около 11.30 вечера вооруженные люди в камуфляжной форме и масках ворвались в гостиничный номер господина Орлова и в другой номер, где собрались трое журналистов.  Они заставили заявителей лечь на пол, били их, пинали и угрожали им.  Надев им на головы чёрные мешки, они собрали их личные вещи и профессиональную аппаратуру и привели их в белый мини автобус, припаркованный около гостиницы.  Заявителям даже не разрешили взять с собой обувь или тёплую одежду.  Один из похитителей сказал шофёру, что гостиница «зачищена» и приказал ему ехать.  Мини автобус в течение часа вёз их из Назрани в неизвестном направлении и остановился в поле, где заявителей вывели из машины и сказали, что их там казнят.  Однако похитители не смогли найти глушители для своего оружия, поэтому они приказали заявителям оставаться лежать на земле, пока они не уедут, угрожая убить их, если они когда-либо вернутся в Ингушетию, и затем уехали.

Боясь, что похитители вернутся, заявители бросились бежать по снегу в противоположном направлении и бежали в течение часа до тех пор, пока они не достигли деревни Нестеровская, где пытались найти помощь у местных жителей.  После того, как несколько жителей отказались открыть им двери, один мужчина впустил их в дом и позвонил в милицию.  Их привели в отделение милиции, где им оказали медицинскую помощь и опросили.  24 ноября 2007 следственный комитет Ингушетии открыл расследование по нарушению неприкосновенности частной жизни, препятствию законной профессиональной деятельности и ограблению.  Это расследование приостанавливалось и возобновлялось несколько раз.  Следователи отказывались расширить следствие, чтобы включить в него обвинение в превышении официальных полномочий государственными должностными лицами, не могли дать беспрепятственный доступ к материалам следствия и ответить на требование первого заявителя рассмотреть теорию участия государственных должностных лиц в их похищении и жестоком обращении.

Частью расследования являются показания свидетелей, включая работников и сотрудников безопасности гостиницы, сотрудников милиции и жителей Нестеровской, которые подтверждают версию заявителей о случившихся событиях.  В частности, несколько свидетелей утверждают, что похитители действовали как

«хорошо организованная профессиональная группа»

и должны были быть сотрудниками спецподразделения милиции. Так например, они говорили по-русски без акцента, общались между собой с помощью жестов и действовали по цепочке команд.  Так же они сказали гостиничному персоналу, что проводят проверку для установления личностей в рамках контртеррористической операции, давая понять, что они являются сотрудниками правоохранительных органов.  Кроме того, в гостинице всегда находились на службе четверо сотрудников милиции, а также их собственные сотрудники безопасности. Однако 23 ноября 2007 начальство приказало сотрудникам милиции покинуть гостиницу и поехать в Министерство внутренних дел без всякого объяснения, несмотря на тот факт, что в гостинице в это время находились в качестве постояльцев по крайней мере двое заместителей министра внутренних дел.  Это было впервые, когда сотрудников милиции отзывали с дежурства.

В своём решении Европейский Суд отметил, что Правительство не оспаривало обстоятельства этого случая, оно только отрицало, что правонарушителями были государственные должностные  лица.  Основываясь на показаниях заявителей и на том факте, что Правительство

«не выдвинуло никакого убедительного объяснения событиям, о которых идёт речь»

Суд пришёл к заключению, что похитители являлись государственными должностными лицами.  Он признал, что совокупность избиений, угроз и того факта, что заявители были оставлены на холоде в заснеженном поле, составляет значительное нарушение запрещения бесчеловечного и нарушающего человеческое достоинство обращения по Статье 3 Европейской Конвенции прав человека (ЕКПЧ).  Что касается процедурной части Статьи 3, Суд нашёл, что

неспособность получить критические доказательства в сочетании с неоднократно критикуемым отсутствием желания проводить расследование со стороны милиции [свидетельствует] о том, что расследование … нельзя назвать эффективным», особенно в свете «систематического отсутствия результатов в расследовании похищений, к которым причастны государственные должностные лица, в период между 1999 и 2006 … и их повторение после этого периода».

Суд также установил, что «заявители подверглись непризнанному задержанию, которое представляет полное отрицание гарантий» права на свободу (Статья 5 ЕКПЧ).  Он также установил нарушение права на защиту собственности (Статья 1, Протокол 1 ЕКПЧ) в отношении личных вещей и профессиональной аппаратуры, конфискованных похитителями, и присудил общую сумму в €3600 трём заявителям в качестве платы за материальный ущерб.  Каждому из заявителей также присуждено €19,500 в качестве компенсации за нематериальный ущерб.


 

[1] Олег Орлов и ПЦ Мемориал также являются заявителями в деле, касающемся уголовного расследования о клевете, которое были инициировано против них после утверждения, сделанного после смерти Наталии Эстемировой.

.