Отсутствие контроля не должно вести к отсутствию ответственности: Хлебик против Украины

Опубликовано: 16 Feb 2018

Олёна Проценко, адвокат Украинского Хельсинского союза по правам человека (UHHRU), обсуждает решение ЕСПЧ, принятое в июле 2017 по делу ‘Хлебик против Украины’, и что оно означает в контексте продолжающегося вооружённого конфликта в восточной Украине.  UHHRU и EHRAC направили требование для подачи дела в Большую Палату для повторного расследования.  Это требование было отклонено Судом 12 декабря 2017.  В этом блоге Олёна объясняет, какое воздействие могло бы иметь решение Большой Палаты, и почему это была упущенная возможность для Суда.

Ви також можете прочитати цю статтю українською.

Дело Хлебик против Украины является одним из двух дел, поданных лицами, на положение которых повлиял вооружённый конфликт в восточной Украине, и по которым Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) вынес решение (в декабре 2017 было более 3700 дел, имеющих отношение к конфликту или к аннексии Крыма, ожидающих решения Суда).  В решении Палаты ЕСПЧ пришёл к выводу, что, хотя заявитель, Олександр Хлебик, провёл четыре года в заключении в Луганской области (оккупированной сепаратистами через год после того, как он начал отбывать свой срок), отбывая наказание, которое официально не вступило в силу, Украина не нарушила право заявителя на судебное разбирательство и его право на апелляцию в уголовном деле.  (Ст. 6 § 1 ЕКПЧ и Ст. 2 протокола 7 к ЕКПЧ).

Это решение привлекло большое внимание в украинских СМИ, которые поспешили заключить, что власти Украины не имеют обязанностей по Европейской Конвенции прав человека (ЕКПЧ) по отношению к гражданам оккупированных территорий.  Действительно, Суд подразумевал, что заявление могло бы быть подано также против России:

«Суд отмечает в начале, что возможность рассмотрения им дела ограничена тем фактом, что заявление подано только против Украины (в отличие от, например, дела ‘Ilascu and Others v. Moldova and Russia’ [GC], No. 48787/99, 2004-VII), и что заявитель не утверждал, что его права были нарушены из-за недостатков механизмов международного сотрудничества между Украиной и какой-либо другой высокой договаривающейся стороной» (§ 66).

Jeffrey Digglesworth

Однако ЕСПЧ также указал, что Украина всё ещё несёт позитивную обязанность, inter alia, принять все имеющиеся у неё меры организовать юридическую систему так, чтобы она эффективно на практике предоставляла права, гарантированные статьёй 6, в этой конкретной ситуации. 25 июля 2017 ЕСПЧ нашёл, что в деле г-на Хлебика Украина выполнила свои обязанности.

В 2013 заявитель был осуждён судом первой инстанции на оккупированной в данный момент территории восточной Украины.  Он подал апелляцию на приговор, и материалы его дела были переданы в луганский областной  апелляционный суд.  В то время, когда заявитель находился в заключении под государственным контролем в Старобельске, ожидая рассмотрения его апелляции, сепаратисты заняли город Луганск, не оставив властям Украины никакого эффективного контроля над этими территориями (включая находящиеся там административные здания).  Сотрудники суда, спасаясь от военных действий, не имели никакой возможности захватить с собой документы из зданий суда и привезти их на территории под контролем государства.

В результате конфликта материалы дела заявителя остались на территории, под контролем  ‘сепаратистов’, в то время, как он находился под стражей на территории, контролируемой государством.  Украинские суды пришли к заключению, что материалов уголовного дела, которые имелись в наличии, недостаточно для рассмотрения его апелляции.  Тем не менее, заявитель оставался под стражей на основании решения и приговора суда первой инстанции.  Стоит отметить, что в соответствии с украинским уголовно-процессуальным кодом,  если на приговор подана апелляция, это не окончательно до тех пор, пока апелляция не прослушана.  Поэтому заявитель отбывал наказание, которое не вступило в силу и очевидно никогда не вступит.

UHHRU считает, что в этом деле власти Украины предоставили очень ограниченную информацию о мерах, которые были приняты для получения материалов дела заявителя.   Они не дали точного определения, какие конкретно меры были приняты и почему они оказались безуспешными, принимая во внимание тот факт, что обвинители имели возможность заполучить, даже если частично, утерянные материалы других дел (в соответствии с докладом мониторинговой миссии ОБСЕ по вопросу «Доступ к правосудию и конфликт в восточной Украине»).  ЕСПЧ пришёл к выводу, что существующее положение вещей помешало Украине эффективно разрешить ситуацию заявителя.

Однако UHHRU считает, что продолжающийся военный конфликт не должен служить для властей оправданием неисполнения их обязанности разобраться с ситуацией, где речь идёт о праве на личную свободу и апелляцию. Хорошо зная, что заявитель отбывает наказание, которое по факту не вступило в силу, власти Украины не предприняли никаких шагов для создания эффективных мер, чтобы во время разобраться с этим вопросом, например:

  • В соответствии с презумпцией невиновности отклонить приговор, который не вступил в силу и никогда не вступит, и освободить заявителя из-под стражи;
  • Исполнить приговор без процедуры апелляции;
  • Назначить новое расследование и суд;
  • Пересмотреть дело на основе имеющихся материалов дела; или
  • Принять другие меры для правильного разрешения дела заявителя.

Исходя из того, что прецедентное право Суда по вопросу, связанному с восстановлением материалов дел, мало разработано, ЕСПЧ мог бы дальше развить свой подход в деле Хлебик против Украины.  Однако Палата не смогла разработать принципы, которые могли бы определить рамки обязанностей государств-членов в делах, когда материалы дел безвозвратно утеряны или уничтожены в ситуации конфликта.

Другим настораживающим моментом является тот факт, что Палата возложила бремя доказательств по большей части на заявителя.  Суд только проанализировал три возможных вида решения в деле, предложенных г-ном Хлебиком; и правительство, которое является единственной стороной, которая имеет доступ к информации, дающей возможность подтвердить или опровергнуть утверждения заявителя, было поставлено в положение ‘молчаливого наблюдателя’.

Основываясь на этих доводах, UHHRU и EHRAC потребовали, чтобы дело было направлено в Большую Палату ЕСПЧ для нового расследования.  Мы считаем, что нежелание Украины принять соответствующие меры не может и не должно быть оправдано нестабильной ситуацией в восточной Украине.  Если бы Большая Палата приняла требование UHHRU и EHRAC на пересмотр дела, это было бы ещё одной возможностью для обращения к неразработанному прецедентному праву, связанному с восстановлением материалов дел, что могло бы иметь большое значение для оккупированных территорий восточной Украины. Насчитывается, по крайней мере,

60 лиц, осуждённых судом первой инстанции за серьёзные преступления, которые содержатся под стражей в местах, подконтрольных государству, ожидая апелляции, чьи материалы дел находятся на территориях, неподконтрольных государству (см. стр. 30 доклада мониторинговой миссии ОБСЕ по вопросу «Доступ к правосудию и конфликт в восточной Украине»).  Мы считаем, что ситуация неопределённости, в которой находятся эти лица, требует неотложных мер: ждать конца вооружённого конфликта в Украине не выход.  Пересмотр этого дела Большой Палатой могло бы стать решающим инструментом, который заставит власти Украины реагировать на ситуацию быстрее и эффективнее.

13 февраля 2018 Суд вынес решение в другом деле, заявленном жителями оккупированных территорий восточной Украины, Цезарь и другие против Украины. Заявители в этом деле утверждали, что перенесение внутренних судов с оккупированных территорий в соседние районы под украинский контроль нарушило их возможность обращаться в суд для оспаривания сумм социальной помощи.  ЕСПЧ ещё раз пришёл к выводу, что Украина сделала всё в своей власти для соблюдения права заявителей на обращение в суд.  Что касается вопроса дискриминации на основе  места проживания, который подняли заявители, Европейский Суд нашёл, что перенос места нахождение судов имело целью не ограничить права тех, кто проживает на оккупированных территориях, а наоборот, предоставить им возможность обращаться в суд.  Отсюда следует заключение, что подход, установленный Судом в деле Хлебик против Украины, сохранился в недавнем решении суда Цезарь и другие против Украины.

Ви також можете прочитати цю статтю українською.

.