Компенсация за моральный ущерб в практике Европейского суда по правам человека

Опубликовано: 26 Mar 2019

Доктор Вероника Фикфак

Когда людей пытают или когда их права нарушаются любым другим другим способом при попустительстве правительств европейских стран  или местных властей, Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ или «Суд») ответственен за рассмотрение действий государства в соответствии с Европейской конвенцией по правам человека (ЕКПЧ). Если этим  лицам удается доказать нарушения, Суд может назначить им возмещение за моральный ущерб. Однако, Суд не объясняет, в каких случаях лица могут получить компенсацию; не  объясняет он также, какие отдельные аспекты обращения с ними они должны подчеркнуть или сколько они должны запросить. Не существует информации ни о максимальных, ни  о минимальных суммах, присужденных  отдельным гражданам за конкретные нарушения, ни о том, как жалобы в одном случае можно сравнить с жалобами в другом. Часто граждане, обращающиеся в Суд, просят миллионы евро компенсации, но не получают ничего или только несколько тысяч.

Недавнее эмпирическое исследование,  проведенное при поддержке  Совета экономических и социальных исследований  в Кембриджском университете, впервые попыталось выяснить, какую  сумму назначает Суд за отдельные нарушения прав человека, и объяснить мотивации, движущие практикой Суда. Группа исследователей, возглавляемая автором этой статьи, проанализировала 12000 решений Суда, вынесенных  в промежутке между 2003 и 2016 г.г., и выявила большое несоответствие между тем, как Суд объясняет свои действия, и тем, что происходит фактически. В то время как Суд утверждает, что его целью является компенсация конкретному лицу за моральный ущерб, результаты анализа показывают, что пострадавшим  совсем не уделяется должного внимания при рассмотрении компенсаций Судом. Их уязвимость, индивидуальные обстоятельства и последствия действий, от которых они могли пострадать, в большинстве случаев игнорируются. В случаях, когда в деле участвует много заявителей, компенсация не рассматривается в индивидуальном порядке, и пострадавший(ая) зависит от других членов группы. Результаты означают, что когда дело доходит до компенсации, пострадавший(ая) явно не является фокусом анализа Суда. И, хотя Суд может настаивать на том, что его целью является  отправлять индивидуальное правосудие и компенсировать пострадавшим моральный ущерб, не похоже, что внимание уделяется  конкретным   обстоятельствам отдельных жертв.

Вместо этого, размер компенсации, получаемой отдельным лицом, зависит от государства-ответчика. Следующие характеристики государства имеют значимое влияние на определение назначаемой суммы: государство-ответчик;  поведение государства (т.е. нарушение); и повторяемость такого поведения. Получается, что Суд фокусируется на поведении государства и определяет компенсации в зависимости от того, как такое поведение было квалифицировано Судом (например, как пытки или бесчеловечное обращение,  или обращение, унижающее достоинство).

Компенсация за пытки/чрезмерное применение силы/незаконное содержание под стражей значительно возрастает  и рассчитывается в зависимости от ВВП государства-ответчика.  Отсюда, по существу,  богатые страны платят больше в абсолютных цифрах за те же самые нарушения, чем бедные страны. В конечном итоге, если Суд ставит своей целью переубедить постоянных нарушителей прав человека, анализ показывает, что всего лишь не более чем 27 дополнительных евро присуждаются Судом за каждое последующее нарушение Статьи 3 (Запрет пыток, бесчеловечного обращение  или обращения, унижающего человеческое достоинство). Еще более интересными являются результаты исследования относительно Статьи 5 (право на свободу). По ней государства  платят в среднем  на 10-15 евро меньше за каждый дополнительный случай  обнаружения нарушения. Это означает, что чем чаще страна нарушает Статью 5, тем меньше она платит. Такую схему «снижения цены» можно отметить в деле Бурмыч и другие против Украины, где при вынесении решения по более чем 12000 случаям, относящимся к невыполнению решений украинских судов, т.е. нарушений Статьи 6 (право на справедливый суд), Европейский суд снизил компенсацию отдельным лицам, ждущим  принудительного исполнения решений, с начальных 5000 евро за моральный ущерб в 1999 году, до 1000 евро в 2015 году.  Таким образом, с 1999 года до 2015 года «цена»  за невыполнение  решений национальных судов упала с 5000 евро до 20% этой суммы.

На первый взгляд, результаты удивляют. Суд по правам человека потенциально разрешает государствам платить  тем меньше, чем больше они нарушают нормы прав человека. Когда их спрашивают, Судьи признают, что иногда  озабоченность по поводу исполнения государствами решений может повлиять на назначение суммы компенсаций.  В этой связи, если у страны есть много повторяющихся дел, возникающих из систематических нарушений, Суд может быть склонен уменьшать назначаемые суммы, чтобы обеспечить пострадавших «хоть что-то». Объяснение выглядит так: чем меньше компенсации, тем больше вероятность того, что государство заплатит, и тем больше вероятность того, что Суд избавится от большого числа (повторяющихся) дел. Однако же, согласно мнению поведенческих экономистов, решение «подгонять» или существенно уменьшать размеры компенсаций с целью  уступки государствам при выполнении решений, не имеет сдерживающего эффекта и потенциально может привести  к разрушению системы.[1] В деле Бурмыча Большая Палата фактически отказалась от попыток заставить Украину подчиниться ее решениям. Суд в своем решении признал  невыполнение решений национальных судов в деле Юрий Николаевич Иванов против Украины в 2009 году. Так, в 2017 году  решением по делу Бурмыча он  закрыл  все оставшиеся 12148 дел, подобных делу «Иванов» (а также все будущие дела) и передал их в Комитет Министров Совета Европы. Аргументом Суда было то, что он сделал все, что мог, и теперь эти органы, наблюдающие за исполнением решений, должны сами искать решение для их выполнения. Суммы компенсации до сих пор остаются невыплаченными.

Россия, Украина и Азербайджан

Что  означает это на практике для отдельных людей, чьи права были нарушены Россией, Украиной или Азербайджаном,  и на долю которых, вместе взятых,  приходится 18%  всех решений о выявлении нарушений, вынесенных ЕСПЧ с начала его деятельности?

Заявители, подающие иск против России, могут ожидать получить в среднем 13500 евро компенсации морального ущерба за нарушения Статьи 3. Суммы компенсаций варьируются от 1000 евро за один случай  бесчеловечного и унижающего человеческое достоинство обращения до 105000  евро за многократные случаи  пыток, пережитых одним заявителем. По делам против Украины средняя компенсация по Статье 3 немного ниже, около 9600 евро, максимальная сумма достигала около 40000 евро. По делам против Азербайджана средняя компенсация за нарушение  Статьи 3 составляла 11167 евро. Что касается Статьи 5, по делам, возбужденным против России, средняя компенсация составляла 5200 евро, в большинстве из них это были нарушения Статьи 5 (3), касающиеся предварительного заключения. Для сравнения: компенсации по делам против Украины и Азербайджана равнялись 9000 евро в среднем.

Вывод

Существует, конечно, ряд проблем в выявленном подходе, когда компенсации привязываются к государству-ответчику и вероятности исполнения решения. Например, важно иметь в виду, что, хотя пострадавшие и могут считать суммы компенсации достаточными, а иногда и щедрыми, с точки зрения государства назначенные компенсации чрезвычайно малы. Более того, предсказуемость назначаемых Европейским судом компенсаций позволяет частым нарушителям – таким, как Россия – закладывать затраты на выплаты за нарушения в их бюджеты и почти ничего не делать для решения  исходных проблем в их  системах правосудия.  Еще более настораживающим является тот факт, что во многих ситуациях эти государства ведут себя так, как будто выплата компенсации завершает дело и никаких других мер для решения вопроса предпринимать не надо. Таким образом, выплата компенсации часто ведет к завершению дела и вроде как к «закрытию двери». Для государств вопрос считается решенным. Однако, часто исходная проблема остается и порождает подобные же случаи в последующие годы. Поэтому важно понять, не  позволяет ли нынешняя практика Суда постоянным нарушителям  фактически «откупиться»  за свое поведение и продолжить его повторять.

Об авторе

Доктор Вероника Фикфак является доцентом  Хоммертон Колледжа в Кембриджском университете. Она имеет звания магистра юридических наук, магистра  философии и доктора философии  (Оксфордский университет). До этого она работала  в Международном Cуде ООН, Комиссии по праву Англии и Уэльса, Европейском суде по правам человека и представительстве ООН в Париже. Она занимает должности приглашенного профессора в Институте политических исследований (Сиенс По) в Париже, в университете Пуатье, и в своей alma mater – университете Любляны. Она является членом Центра международного права Лаутерпахт (Lauterpacht ) и Кембриджского центра публичного права. Ее исследовательские интересы лежат в сфере прав человека, международного и конституционного права; ее исследования сосредоточены на международных органах по правам человека, а именно на ЕСПЧ. В этом контексте ее особенно интересует  законодательство по  правовой защите при нарушениях прав человека. Вы можете прочитать больше об исследовании, обсуждаемом в этой статье, в Европейском журнале по международного права здесь.


[1] Больше о поведенческой экономике и праве: Касс Р. Санстейн ( Cass R. Sunstein (ред.), Поведенческое право и экономика (Кембридж Юниверсити Пресс (Cambridge University Press ) 2000; Эйял Замир и Дорон Тайхман (Eyal Zamir and Doron Teichman (ред.), Справочник по поведенческому праву и экономике (Оксфорд юниверсити пресс (Oxford University Press) 2014; Роберт Кутер, «Возмещение убытков в качестве наказания, социальные нормы и экономический анализ»,  60 Право и современные проблемы (1997), стр. 73-91.

.