Исчезновения людей продолжаются – России пора взять на себя ответственность

Опубликовано: 13 Jun 2018

Худший кошмар каждого человека – это исчезновение члена семьи. В таком случае обычно ждут помощи от полиции. Но что делать, если родственник был предположительно похищен государственными властями? Европейский суд по праам человека является последней надеждой для отчаявшихся семей, некоторые из которых пытаются установить судьбу своих близких на протяжении больше десятка лет. EHRAC (расположен в Миддлсексом университете в Лондоне) и Правозащитный центр «Мемориал» представляют в суде семьи Салиха Саидова и Омара Валибагандова. Дела в связи с их исчезновением были коммуницированы судом российскому правительству 16 мая 2018 года и дожидаются ответа.

Как «исчезли» Салих и Омар?

За последние двадцать лет на Северном Кавказе случились тысячи насильственных исчезновений. Данная категория дел, которую суд решил рассматривать в групповом порядке, касается пропажи тринадцати человек с 2005 года, всех из которых, включая Салиха и Омара, в последний раз видели задержанными полицией или секретыми службами.

Салих переехал в Москву из Махачкалы (Дагестан) в 2004 году в возрасте двадцати шести лет. В июле 2005 года, трое друзей Салиха известили его мать о том, что их вместе с ее сыном арестовали в Москве. Друзей отпустили, однако Салих остался под стражей. Его матери удалось узнать от должностных лиц, что Московская полиция задержала Салиха по указанию Дагестанского следователя, и что он был передан в Махачкалу на допрос. Власти Дагестана отвергли данную версию, а также отказались признать, что на Салиха было заведено уголовное дело. Мать пропавшего убеждена, что спустя три дня под стражей МВД в Махачкале Салих был переведен в Грозный (Чечня). Он по-прежнему числится пропащим.

Дело Омара Валибагандова было включено в выставке «Без конца», НКО «Люди в нужде»

Утром 22 августа 2013 года, Омар вышел из квартиры друга и собрался идти на работу. Вскоре после этого он остановился, чтобы ответить на телефонный звонок. В районе шести вечера, группа сотрудников ФСБ отвезла Омара в центральную больницу Карабудахкента с резиновой пулей в бедре. Затем его перевели в госпиталь в Избербаше, где за ним следили и держали в наручниках. В госпитале, во время операции по извлечению пули, Омар рассказал врачам, что его избили, ранили из пистолета и похитили правооханительные органы. По окончании процедуры, Омара увезли на полицейской машине, и с тех пор о нем не было никаких известий.

Расследования по этим тринадцати делам все еще не закончены, несмотря на то, что уже прошло более десяти лет с момента исчезновения Салиха и Омара. Их родственники использовали все доступные средства защиты – заявления официальным властям России, обращения в суды и поиск помощи у неправительственных органиций и правозащитных центров –, однако безрезультатно. Об участи похищенных мужчин до сих пор ничего неизвестно.

Почему Российские власти должны понести ответственность за их исчезновение?

В данных делах затрагиваются одни из самых фундаментальных прав человека – право на жизнь, право на свободу и запрет бесчеловечного или унижающего достоинство обращения. Мы заявлем от лица семей Омара и Салиха, чтобы агенты государства ответственны за их похищение и последующее исчезновение, а также что власти не провели эффективного расследования согласно 2 статье Европейской конвенции по правам человека (ЕКПЧ). Более того, от имени брата Омара мы утверждаем, что государство не приняло должных мер для защиты его права на жизнь (2 статья ЕКПЧ), и что он подвергался жестокому обращению от рук своих похитителей (статья 3 ЕКПЧ). От лица обеих семей мы заявлем, что они испытали глубокие душевные страдания из-за исчезновения своих близких по причине того, что власти проявили полное безразличие к их просьбам о помощи (статья 3 ЕКПЧ). Помимо этого, мы считаем, что незаконное взятие под стражу Омара и Салиха явилось нарушением их права на свободу (статья 5 ЕКПЧ). Ввиду зтянувшегося следствия, мы также ссыламся на право воспользоваться эффективными средствами правовой защиты (статья 13 ЕКПЧ), так как у заявителей не имеется возможности добиться правосудия в России.

В чем заключается важность данного дела?

Насильственные исчезновения остаются острой проблемой в современной России. На протяжении двух чеченских войн (1994-96 и 1999-2000), службы безопасности России неизменно являлись причиной похищений, происходивших под видом так называемых операций по обеспечению безопасности. Подсчеты значительно разнятся, однако согласно Мемориалу общее количество пропавших между 1999 и 2005 годом составило от трех до пяти тысяч человек. Это делает Россию «мировым лидером по насильственным исчезновением, что вряд ли можно считать поводом для гордости». Родственники жертв не имеют доступа к эффективным средствам правовой защиты на национальном уровне – и, соответственно, правосудию/возмещению ущерба. В предыдущих делах, ЕСПЧ помог найти справедливость тысячам жертв и их семьям, установив ответственность России за нарушения права на жизнь в более чем 250 случаях в промежутке с 1999 по 2006 год (включая множество дел относительно насильственных исчезновений), и присудив свыше 20 миллионов евро в качестве моральной компенсации с 2005 года.

Ни одно из вышеупомянутых тринадцати дел в категории насильственных исчезновений, произошедших в период с 2005 по 2014 год, не является законченным, и по ним все еще идут расследования. Данная тенденция, которая только усилилась в последние годы, ведет к широким региональным последствиям. В июле 2017 года, например, достоверные источники сообщили, что десятки мужчин были задержаны в Чечне с декабря 2016 по январь 2017, и что по меньшей мере 27 из них были в последствии убиты. Практика насильственнных исчезновений на Северном Кавказе, особенно в Чечне, используется для преследования и запугивания определенных социальных групп людей, а не только подозреваемых – вне зависимости от наличия доказательной базы – в связи с радикальными или незаконными вооруженными группировками. Также с сентября 2016 года международные СМИ доложили о ряде случаев, в которых представители ЛГБТ-сообщества подверглись пыткам или стали жертвами убийств.

.