Арест и содержание под стражей Интигама Алиева были наказанием за его правозащитную деятельность

Опубликовано: 20 Sep 2018

Что произойдет, если вы выступите против предполагаемых фальсификаций парламентских выборов? Почему, если дело вашей жизни защищать жертв нарушений прав человека, вас арестовывают и сажают в тюрьму за то, что вы осмелились критиковать государство?

Интигам Алиев

 

В августе 2014 года была прервана важная работа известного азербайджанского юриста-правозащитника Интигама Алиева по представлению граждан Азербайджана в Европейском суде по правам человека: азербайджанские власти арестовали его по надуманному обвинению. Его дом и офис подверглись обыску, а многие папки с делами были конфискованы. Его содержание в СИЗО сопровождалось ужасными условиями вплоть до его осуждения в апреле 2015 года, когда его приговорили к семи с половиной годам лишения свободы. В марте 2016 года он был освобожден указом президента о помиловании, после чего он возобновил свои попытки призвать Государство к ответу за нарушения прав человека. Сегодня Европейский Суд пришел к выводу, что обращение азербайджанских властей с Интигамом Алиевым было политически мотивированным намерением заставить его замолчать и наказать за его активную правозащитную деятельность. Из-за сложившейся практики подобных злоупотреблений, Европейский Суд пошел дальше и призвал правительство Азербайджана обеспечить защиту его критиков, активистов гражданского общества и правозащитников.

В Европейском Суде Интигама представляли юридический консультант EHRAC Рамуте Ремезайте и азербайджанский юрист Джавад Джавадов.

«Постановление суда уникально с точки зрения установления прецедента. До моего ареста, моя организация и я сотрудничали с EHRAC по делам политических заключенных, которые мы представляли как в стране, так и в Европейском Суде. Но случилось так, что мне пришлось работать с этой организацией по своему собственному делу, после моего ареста в 2014 году. Мои юристы и я получали огромную поддержку от EHRAC на протяжении всего срока содержания меня под стражей. Это выражалось не только в формальной юридической помощи, но и в чем-то более большем, и превыше всего в огромной моральной поддержке. Для меня это было очень важно. Для моих юристов здесь эта поддержка была тоже важной, они работали в трудных условиях, на них оказывалось большое давление».

 

Итигам Алиев

 

Что произошло с Интигамом?

Интигам – один из наиболее выдающихся людей в азербайджанском гражданском обществе, и он также является основателем Общества правового просвещения. Интигам уже давно выступает критиком решений азербайджанских властей, включая введенные ими ограничения в отношении юристов. В мае 2014 года, против Интигама Алиева было возбуждено уголовное дело по сфабрикованному обвинению в незаконном предпринимательстве, уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере и злоупотреблении должностными полномочиями. В августе 2014 года ему были предъявлены обвинения и назначена мера пресечения в виде содержания под стражей на тот случай, если он задумал бы скрыться до суда. Он обжаловал эту меру пресечения, утверждая, что она не принимает во внимание его возраст, его семейный и общественный статус, а также его состояние здоровья. В своей жалобе он указал на реальную причину его ареста, а именно, что она имеет отношение к его работе в качестве правозащитника и, главным образом, к тому, что он представлял многочисленные дела в Европейском Суде, включая дела по нарушениям во время парламентских выборов в 2010 году. Тем не менее, все его жалобы были отклонены. Его дом и офис были подвергнуты обыску как до, так и после его ареста, а папки с делами были конфискованы властями. СИЗО, где первоначально содержался Интигам, было переполненным и грязным. В распоряжении у Интигама был лишь 1м2 личного пространства. В камерах отсутствовала вентиляция, санитарные условия были ужасными, а вода подавалась лишь в определенное время.

Выводы Европейского Суда

В жесткой формулировке постановления Суд указал, что арест Интигама и его задержание были незаконными, и что он подвергся задержанию без «обоснованного подозрения» о совершении им уголовного преступления. Таким образом, Суд установил нарушение Статьи 5 § 1 Европейской конвенции по правам человека. Суд пришел к выводу, что местные суды каждый раз не могли установить существование обоснованного подозрения для ареста Интигама, его задержания и законности его цели. Устанавливая нарушение Статьи 5 §4, Суд заявил:

“роль местных судов была сведена к автоматическому одобрению ходатайств прокуратуры без каких бы то ни было реальных или независимых пересмотров «законности» содержания его… под стражей”.

При рассмотрении обстоятельств обысков дома и офиса Интигама и конфискации папок с делами, Суд пришел к выводу, что «законных целей» для этих действий не было и, таким образом, Азербайджанское правительство нарушило право Интигама на уважение личной жизни и частного жилища (Статья 8 ЕКПЧ). Более того, Суд установил, что:

“Совокупность этих обстоятельств [по этому делу]… указывает на то, что за действиями властей скрывались неправомерные причины, а действительной целью этих спорных методов было заставить замолчать и наказать [г-на Алиева] за его деятельность в области прав человека, а также предотвратить его дальнейшую работу в этом направлении.”

Суд постановил, что имело место нарушение Статьи 18 ЕКПЧ, указав, что приведенные властями причины не были истинными причинами для санкций против Интигама. Было также отмечено, что дело Интигама не единственное, а является частью систематических репрессий властей против правозащитников и журналистов.

“Это решение – изобличающий приговор Азербайджанским властям и тому, как они обращаются с правозащитниками и другими деятелями и критиками, а именно, что это решение установило существование практики произвольных, карательных арестов и репрессивного уголовного преследования. Суд также подчеркнул, что местные суды систематически не предоставляют никаких мер защиты и призвал правительство Азербайджана прекратить использование уголовного права таким образом. Настало время для более скоординированных действий международной общественности, чтобы добиться от Азербайджана уважения верховенства права”.

 

Профессор Филип Лич, Директор EHRAC

Относительно условий содержания Интигама под стражей, Суд пришел к выводу что пространство, отведенное для него, далеко не соответствовало стандартам личного пространства, при этом в самой камере отсутствовали адекватные вентиляция и санитарные условия. Таким образом, суд установил, что имело место нарушение запрета нечеловеческого и унижающего достоинства обращения (Статья 3 ЕКПЧ),

“поместив его в трудные условия, превышающие неизбежные в таких обстоятельствах условия, присущие задержанию.”

Интигаму была присуждена компенсация за моральный ущерб в размере 20 000 евро.

Почему Интигам стал объектом преследований?

На протяжении своей карьеры Интигам успешно доказывал в Европейском Суде ответственность властей Азербайджанского государства за нарушения прав человека (даже сейчас многие из его дел ожидают своего рассмотрения с Суде). И в то же время он не единственный правозащитник, подвергающийся преследованиям: начиная с 2014 года азербайджанские власти активизировали свои усилия по подавлению критики и несогласия, в отношении журналистов ,  средств массовой информации, правозащитников и общественных организаций. Например, в первом решении такого рода (еще одно дело, представленное EHRAC) в марте 2016 года, Суд пришел к выводу, что арест и содержание под стражей правозащитника Расула Джафарова было политически мотивированным наказанием за его правозащитную деятельность. В сентябре 2017 года Совет комитета министров Европы призвал азербайджанские власти возобновить дело в отношении уголовной судимости Расула в апреле 2015 года.

В своем решении сегодня Суд постановил, что Азербайджан обязан предпринять меры в отношении этой проблемы, утверждая, что:

“необходимые общие меры, предпринимаемые Государством Ответчиком должны сосредоточиться, в качестве приоритета, на защите критиков правительства, активистов гражданского общества и правозащитников от произвольных арестов и содержания под стражей. Меры, которые должно предпринять государство, должны искоренить карательные преследования и злоупотребления законом против этой группы лиц и не допустить повторения подобной практики в будущем”.

Тем не менее, условное освобождение Интигама из тюрьмы в 2016 году, не стало сигналом конца его преследования со стороны властей. Вскоре по выходе из тюрьмы, ему в устной форме было сообщено, что в отношении его был наложен запрет на передвижения, при этом никаких официальных документов ему вручено не было. Данный запрет на передвижение, судя по всему, произвольный. И июне 2016 года ему был разрешен выезд на десять дней из Азербайджана для посещения конференции Совета Европы в качестве основного докладчика, где он подверг критике репрессивные действия Правительства против гражданского общества. Последующие обращения за разрешением на выезд из страны, включая прохождение лечения, были отклонены под различными противоречивыми предлогами. В мае 2018 года EHRAC обратился в Европейский Суд с жалобой на запрет его передвижения. Мы утверждали, что этот запрет нарушает права Интигама на свободу передвижения (Статья 2, Протокол 4 ЕКПЧ, свободу выражения мнений (Статья 10 ЕКПЧ) и уважение частной и семейной жизни (Статья 8 ЕКПЧ). Мы также утверждали, что в его стране у него отсутствовали средства эффективной правовой защиты (Статья 13 ЕКПЧ), и что этот запрет является политически мотивированным (Статья 18 ЕКПЧ). Удостоенная наградами журналист Хадиджа Исмаил подверглась подобному запрету на передвижение после ее освобождения из тюрьмы в 2016 году; это дело ожидает решения в Европейском Суде.

За последние годы профессия юриста стала подвергаться репрессивным мерам со стороны азербайджанского государства. Эти меры, как видится, направлены на ограничение возможности юристов принимать «чувствительные» дела, особенно те, которые касаются нарушений прав человека. Осенью 2017 года Парламент Азербайджана утвердил пакет поправок к законодательству, регулирующего профессию юриста. Эти поправки практически запрещают тем, кто не состоит в азербайджанской Коллегии адвокатов представлять клиентов внутри страны. В контексте Азербайджана, где Коллегия адвокатов чрезвычайно политизированный орган, находящийся под влиянием государства, это полностью уничтожило возможность правозащитников принимать дела. В регистрации в Коллегии (по этому положению Европейский Суд вынес решение в апреле 2018 года) Интигаму отказывают с 2015 года.

 

 

 

.